Герой нашего интервью Юрий Погребщиков управлял Ростовом-на-Дону с 1991 по 1993 годы. В это сложное и в политическом, и в экономическом плане время ему удалось удержать город на достойном уровне и достойно справиться со всеми проблемами, с которыми сталкивался Ростов. Сейчас бывший ростовский градоначальник живет в Америке, однако Ростов и ростовчан не забывает и всегда с радостью возвращается в родные края. «Городской репортер» поговорил с Юрием Погребщиковым о прошлом, настоящем и будущем.

— Что заставило вас переехать из любимого Ростова в Америку?

Юрий Погребщиков: Этот вопрос мне задают довольно часто. И мне действительно нигде на Земле не может быть так комфортно, как в Ростове. Причиной этого для меня всегда являлись моя востребованность в родном городе, среда и круг общения, сложившиеся как результат всей моей предыдущей жизни. Однако шесть лет назад я переехал к сыну в Штаты. Причиной стала моя невостребованность в родном городе.

 

Я понял, что то, что я умел делать неплохо, не требовалось городу, а зарабатывать себе на жизнь нелюбимым делом не хотелось. Сегодня я с теми, кому нужен — с детьми, с внуками и мой жизненный опыт применяю в качестве представителя ТПП РО в Америке.

— Вы были у власти в Ростове не столь долгий срок, но и в этот период времени вам, скорее всего, приходилось решать определенные вопросы. С какими трудностями вам довелось столкнуться?

Ю.П.: Конечно, проблемы были. По большей части они были типичны для того периода времени. Проблемой было обеспечить поставки молока и сахара в детские сады, больницы, школы. Нефть стоила в десять раз дешевле сегодняшней, во столько раз были меньше и бюджеты. Да и вместо «живых» денег бюджет наполнялся различными денежными «суррогатами» в виде перезачётов, которыми можно было заплатить за электроэнергию, но нельзя было заплатить заработную плату врачам, учителям и прочим бюджетникам. Сегодня даже представить невозможно, что из себя представляли прилавки магазинов и каково было качество и ассортимент сервисных услуг в то время.

— Действительно, вам досталось не лучшее время…

Ю.П.: В обществе, где само понятие «собственность» носило абстрактное понятие, в предельно сжатые сроки надо было определить эффективных собственников и передать им то, чем управляли чиновники города — магазины, бытовые и сервисные услуги, кинотеатры. Преодолеть кризис помогли и сами ростовчане. Их традиционная самодостаточность, предприимчивость как форма существования. Предпринимательство, как нечто новое, внедряемое во многих городах, было хорошо знакомо ростовчанам. Так называемая «цеховая» культура, которая обшивала и обувала ростовчан при советском периоде нашей истории и за что «цеховиков» сажали и даже расстреливали, оказалась той почвой, на которой узаконенное предпринимательство начало бурно развиваться. Это и помогло в предельно сжатые сроки преобразовать торговлю, сервис, бытовые услуги и, как следствие, качество жизни в нашем городе.

— Город вовсе не вымер, предприятия работали…

Ю.П.: Я был в то время генеральным директором ГПЗ-10, и предприятие успешно функционировало в кризисных условиях экономики. Моё попадание в команду губернатора было скорее исключением из действующих в то время правил формирования областной и городской управленческой элиты. На первых этапах мне это никак не мешало и сказалось только тогда, когда нам удалось справиться с основными проблемами управления городом. Сегодня, спустя 22 года, трудно уже перечислить всё то, что помогло Ростову быстрее, чем многим мегаполисам, преодолеть кризисные явления того периода.

Уже перед самым моим уходом с поста мэра, на одном из совещаний в Москве, Анатолий Собчак, в ту пору мэр Санкт-Петербурга, без особого восторга показал мне фотографию надписи на стене питерского универсама, где огромными чёрными буквами было написано «Хотим жить как в Ростове».

— Как вам удавалось решать то, с чем вы столкнулись?

Ю.П.: У меня был принцип формирования своей команды. На каждую линию ответственности в своей команде я подбирал человека не по преданности мне, а по его профессиональным качествам. Причём старался, чтобы в своём сегменте эти люди значительно превосходили меня как специалисты. Может некоторые из них не были столь универсальны, чтобы производить впечатление на сторонних наблюдателей, но как специалисты они знали своё дело и вносили большой вклад в формирование моего имиджа. Они были, как и любые хорошие специалисты, непростыми людьми, и мне часто говорили руководители области, что с ними сложно работать, но я очень гордился своей командой и благодарен ей за то, что она не дала именно в силу своего профессионализма допустить значимых ошибок в своей работе, за которые мне бы было сегодня стыдно.

— В чем, по-вашему, суть Ростова? За что его можно любить?

Ю.П.: Трудно охарактеризовать кого и что ты любишь. За что мы любим родной город? А маму? А дорогую тебе женщину? А детей своих? А внуков? Мы любим дорогих нам людей просто потому, что они родные. Потому, что с ними ты переживал лучшие свои мгновения в жизни. Так и родной город.

Здесь любил и терял многое. Здесь могилы близких. Здесь следы сделанного тобой. Здесь тихие улочки Нахичевани, где ты вырос. Твои друзья. Я просто люблю свой Ростов и где бы я не был по воле своей судьбы, я — ростовчанин.

— А как насчет ростовчан? Чем удивительны лично для вас они?

Ю.П.: Менталитет ростовчан — это одна из причин того, что в городе можно комфортно жить. Это особенно ощущаешь, находясь за пределами России. Ростовчане самодостаточны, уверены в себе, красивы. Особенно наши женщины. К очень ценным качествам ростовчан отношу разумный консерватизм, невосприятие революционных путей развития. Где-то отряды матросов штурмовали Зимний, революция потрясала жизнь и ломала уклад многих мегаполисов, голод косил население буквально соседних с нами регионов, а Ростов жил размерено, мало меняя свой уклад. Дон и в самое трудное время мог порадовать горожан осетриной, а Чалтырь прекрасными продуктами из молока. А багаевские огурцы в пупырышках… А фрукты Приазовья… А овощи и фрукты, которые не выращивал в трудные времена на своих 6 сотках только ленивый. Когда пресловутый «сухой» закон середины 80-х призывал россиян уничтожать виноградники, Ростовская область смогла сохранить своё богатство — самые северные в стране сорта винограда, из которого сейчас Цимлянский завод производит вина, способные при слепом тестировании на престижных конкурсах побеждать продукцию из Италии и Франции.

— В вашем изложении ростовчане получились людьми без недостатков…

Ю.П.: Я думаю, речь здесь идет не о недостатке, а об особенности ростовчан. Именно их самодостаточность и есть главный, отличающий их от других, признак. Правда,она же порождает один из главных недостатков моих земляков. Они малотребовательны к власти, потому что им от неё мало надо. А это порождает у власти излишнее благодушие и позволяет ей ощущать свою незаменимость десятилетиями. Так было в дореволюционный период истории города, так было при секретарях обкомов. Так есть и сейчас. А это обязательное условие стагнации.

— Вы, скорее всего, в курсе той ситуации, которая сложилась в Ростове в конце января. Кто на ваш взгляд виноват в снежном ужасе?

Ю.П.: Трудно судить о масштабе проблемы и адекватности мер властей, находясь в десятках тысяч километров от Ростова. Однако та информация, полученная от людей, которым я доверяю, позволяет оценить ситуацию как чрезвычайную. Надо понимать, что Ростов город южный.

Случись подобное в Уренгое или Сыктывкаре, мы бы и внимания на это не обратили. Но на тех широтах и не возникают города с миллионным населением. А Ростов — крупный мегаполис, и содержать адекватные масштабу кратковременно возникающих проблем персонал и технику круглогодично ему не по силам.

Поэтому при подобных чрезвычайных ситуациях и меры необходимо предпринимать чрезвычайные. А таковые меры не могут качественно быть реализованы в цивилизованной стране силами одного города, попавшего в экстремальное положение. Мобилизация персонала и техники должна, с моей точки зрения, как минимум происходить на уровне губернатора или, в особых случаях, на уровне министерства ЧС. Ведь мы же не можем представить, что ликвидацией пожара высшей категории, произошедшего в Новочеркасске или Батайске, занимались только пожарники этих городов. Качество разработанных для подобных случаев мероприятий в Ростовской области, я не представляю, но судя по результатам, оно желает быть лучшим.

— Есть ли у вас вариант решения ежегодных проблем со снегом в Ростове?

Ю.П.: У меня, в прошлом директора крупного режимного предприятия, есть определённый опыт организации борьбы с ЧС. И он подсказывает мне, что эта работа в области начинает осуществляться, когда ситуация уже становится критической. А подготовка к ней должна носить круглогодичный характер, и заниматься ей должны профессионалы. Вся без исключения техника, способная быть задействованной при снегоуборке, вне зависимости от форм собственности, должна в соответствии с предписанием руководства регионального ведомства по ЧС, оказаться после соответствующего оповещения на определённой для неё позиции и попасть в распоряжение специально обученного человека, отвечающего за определённый фронт работ. И происходить это должно не в результате решения чиновника, вышедшего на работу в установленное ему время и не в результате распоряжения мэра или губернатора, а строго в установленном порядке, который рождается вследствии многократных тренировок, происходящих круглогодично.

— Незадолго до снегопада на юге России снег успел засыпать и Америку. Как обстоят дела с его уборкой там?

Ю.П.: Самоорганизация американцев и их привычка к личному комфорту велика. Они не способны отправиться из дома в подобной ситуации на машине несоответствующей проходимости или на «лысой» резине. Их ждёт большой штраф, если по этой причине они создадут чрезвычайную ситуацию на дороге. Они безоговорочно доверяют почасовому прогнозу погоды и все свои перемещения согласовывают с ним. С этим же прогнозом согласовывают свои решения и работодатели, руководители школ и других учебных заведений. Занятия в школах и присутствие на рабочих местах отменяются вне зависимости от властей штата. А мистер Джон, скромный житель нашей деревни, который летом заметен нам только по посещениям бассейна, вдруг становится важным и незаменимым. Он, не дожидаясь никаких команд, садится на специально оборудованный трактор и круглые сутки, день и ночь, убирает снег со всех дорог в деревне и посыпает их солью. И такой «мистер Джон» есть в каждой деревне в «одноэтажной» Америке.

— Неужели все настолько безоблачно?

Ю.П.: Разумеется, нет. Различные форс-мажоры исключать не стоит. На машины падают деревья, в кюветы улетают неопытные водители, кому-то машины приходится откапывать. Если же вам не хочется устранением этих последствий снегопада заниматься лично, то существует служба ААА, клиентами которой являются многие американцы. Она в эти дни увеличивает свой персонал в разы и присылает вам специально обученных людей, задача которых — устранить проблему. По окончанию ЧС начинают работать страховые компании, которые, иногда и по фотографиям, после соблюдения некоторых формальностей, компенсируют ущерб, который нанесла вам природа.

— У многих ростовчан во время борьбы со снегопадом возник один вопрос: почему в советское время таких проблем не было?

Ю.П.: Имеют место вполне объективные причины, связанные с ростом города. Факт конечно и в том, что цензура в те времена выхолащивала из информационного потока всё, что демонстрировало слабость власти. Сегодня интернет делает достоянием общественности каждый притопленный автомобиль и свалившееся под тяжестью снега дерево.

Город наш, активно застраиваясь и закатывая в асфальт и бетон открытые пространства земли, засыпая балки  и другие естественные водоотводы, катастрофически отстаёт в развитии инфраструктуры. Ливневая канализация, справляющаяся с водоотводом в начале 20-го века, сегодня не соответствует потребностям мегаполиса с миллионным населением. Её модернизация — очень затратное дело.

— Ливневка — это отдельный разговор, который возникает в Ростове регулярно…

Ю.П.: Во время моей работы в администрации города был разработан проект реконструкции ливнёвки по улицам, идущим к Дону от Садовой. Однако из-за дороговизны, мы успели приступить к работам только на двух улицах из 36 необходимых. К сожалению, проект дальнейшего развития не нашёл. Бурное градостроительство в Ростове ведётся без учёта его влияния на поведение грунтовых вод. Это тоже привело к подтапливанию многих зданий и поднятию уровня грунтовых вод в целом. Видимо, настало время вести проектирование и строительство всего в Ростове с учётом требований водоотведения. О готовности такого города как наш к погодным и техногенным катаклизмам, я считаю, надо думать круглогодично, а не в момент их наступления.

— Каков, по-вашему, секрет счастливой жизни в Ростове? Он вообще существует?

Ю.П.: Я думаю, что специального рецепта для Ростова нет. Человек, чувствует себя счастливым там, где он не болеет из-за климата, когда рядом с ним любимые люди, где он не подвержен гонению за свои религиозные и политические убеждения, где он может применить свои знания и таланты, где менталитет окружающих его людей и их ценности ему приемлемы. Это есть гармония со средой. Человек может искать такое место для себя всю жизнь, а может родиться в нём. Казаки у нас благодарят Господа за то, что они родились на Дону. Я полностью разделяю это убеждение.


Было интересно? Хотите быть в курсе самых интересных событий в Ростове-на-Дону? Подписывайтесь на наши страницы в ВКонтакте и канал в ЯндексДзен и Telegram.

Вы можете сообщить нам свои новости или прислать фотографии и видео событий, очевидцами которых стали, на электронную почту.



Новости smi2.ru

Новости партнеров