Признаюсь честно: я не ходил на митинги. Сегодня, в современном мире, в нашей с вами России, многие будут считать это преступлением — смотреть свысока, как бы говоря: «Ты что, нас не уважаешь? Тебе что, свободы не хочется, ты — продажный, трусливый защитник ЕдРа! Мы — не с тобой». Для многих последняя неделя стала неделей наставления режима, который существует в России, на путь истинный. А я, значит, против этого… То есть, выходит, против всех.

Между тем, давайте смотреть правде в глаза: митинги и эта пьяно-ръяная борьба с режимом, тихая такая, в стиле различных цветных революций борьба, — разве она настоящая? Разве стоит уделять ей хоть сколь-нибудь серъезное внимание? Я считаю — нет.

Все началось с того, что в России посчитали голоса. На самом деле началось гораздо раньше: все ждали, что голоса посчитают, и что в результате подсчёта победит, как всегда, «Единая Россия», — партия власти, партия Путина, Медведева, Жуликов, Воров,-то есть тех, кто сейчас управляет страной. Признайтесь, в целом, они это делают успешно.

Но ждали с нетерпением этого момента: вот-де, подтасуют! Вот-де, мы им покажем!

Да, подтасовали. В России, как и во всем мире, честных выборов быть не может априори: у каждого свои амбиции. Не стоит в этом утверждении искать какого-либо обобщения: я не имею ввиду амбиций политических группировок, хотя их тоже следует брать в расчёт. Я говорю о личностях, которые действуют соответственно их возможностям. Выборы — дело личное, и для избирателя, который может только поставить галочку, и избираемого, который может куда больше. И чем большими каждый Иванов, Петров, Сидоров ресурсами обладает, тем больше он может вложить в то, чтобы быть избранным. Уверяю Вас, схемы вброса бюллетеней, каруселей и прочих методов подтасовок, которые сейчас обсуждаются в интернете и уже перекинулись на ТВ, были изобретены далеко не в России.

Вспомните выборы двенадцатилетней давности в США: намухлевали так, что сенаторов пришлось перевыбирать. Причём не по народной воле, а по решению ихней избирательной комиссии: количество бюллетеней и избирателей не сошлось.

Митинги в России с 5 по 10 декабря пронеслись вихрем по всей стране, тема попала даже на федеральные телеканалы. Но что показали эти митинги, якобы стихийно начавшиеся по всей России?

Почему якобы? Ну, как говорится, огня без пороха не бывает. И я, да и Вы тоже, согласитесь, что стихийному, по-настоящему народному возмущению ни власть, ни силовые методы охраны общественного порядка — не помеха.

Народный гнев — это не группа «ВКонтакте», это не революционно-пораженческие сопли по всему «Фейсбуку», это даже не кружок по интересам за рюмкой чая, которые решают как, куда и с какой целью направить верующих в возможность донести народный протест до власть-держащих.

Народный гнев — это взятие Бастилии, это свержение Мубарака, это, не смотря ни на что, оранжевая революция в нашем братском пределе — Украине. И даже в этих случаях гневом толпы кто-то управлял.

Митинги в России показали беспомощность и бесполезность этого метода общения с властью. Это похоже на плач полуторагодовалого ребёнка, которому необходимо внимание родителей, но который словами ещё не может этого сказать. Митинги показали тщетность намерений тех, кто их организовал, и слепую веру в невозможное тех, кто в них принимал участие.

Но вы не подумайте, я вовсе не против митингов. Мне не нравится в них то, что они, кроме всего прочего, ещё и комичны. Когда на Болотной площади в Москве собирается разношёрстная толпа в 30 тысяч человек, и каждый поёт свою песню, пестрят флаги — от чёрных до красных, — и нет единения в этой толпе, — такой митинг ничего не добъется.

Это подтверждают и слова власти: «Мы вас услышали». Мы все вас услышали. Но — не поняли.

«А как же ущемление прав граждан? Разгоны митингов в Москве, да и у нас в Ростове?! За что пострадали молодые пацаны, которых растолкали по автозакам и рассадили по ОВД?», — с возмущением спросите вы. А я отвечу: это их выбор, и они, скорее всего, прежде, чем выйти на улицу, внимательно ознакомились со своими правами и обязанностями.

Вы скажете — «Власть виновата! Митингами, народным протестом мы её напугали, она нас боится!» Нет, не боится. И только лишь потому, что однажды мы оказали ей безграничное доверие.

Поэтому, господа-товарищи-друзья-коллеги, я не ходил на митинги. Не вижу в этом преступления против народа.

Я, как и Вы, сделал свой выбор. И буду делать его до тех пор, пока существующая конъюнктура не подскажет мне, что пора делать другой.

Новости smi2.ru

Новости партнеров