Вон из профессии!

0
4

В России работает 102 тыс. газетных журналистов, по этому показателю в 2005 году наша страна занимала первое место в мире. В Китае — второе место — журналистов 84 тысячи. В США — 54 тысячи.


Такие данные приводит Дэниел Трейсман, профессор Калифорнийского университета и один из исследователей России. Трейсман, в свою очередь, ссылается на данные ЮНЕСКО. При всех погрешностях подсчёта, которые можно вменить Трейсману и ЮНЕСКО, эти данные слишком похожи на правду и слишком хорошо объясняют судьбу как медиа, так и журналистов в нулевые.

В кризис, в его острую фазу, издания закрывались едва ли не ежемесячно. Но кризис закончился, а издания продолжали закрываться. В конце 2010 года умер «Русский Newsweek», в начале 2011-го — издание D’ группы «Эксперт», в середине лета, на этой неделе, — журнал «Финанс.». В принципе те же процессы происходят и с газетами. Кажется очевидным, что печатные — по крайней мере печатные — СМИ переживают свой собственный кризис.

И дело вовсе не в качестве контента — здесь, мне кажется, как раз всё в порядке даже у закрывшихся в последние годы СМИ. Вряд ли кто-то кинет камень в SmartMoney или, допустим, в «Русский Newsweek».

Дело в количестве. Цифры Трейсмана доказывают со всей убедительностью — России не нужно столько рабочих мест для журналистов. Давайте сравним с Китаем, чьё население в 10 раз больше. По китайской мерке в России должно быть около 9 тыс. журналистов — в 11 раз меньше, чем имеется в наличии. Можно возразить, что в Китае, в отличие от России, две трети населения безграмотные декхане, которые газет не читают. Сравним по ВВП — тут соотношение 4 к 1 в пользу Китая, — получаем, что в России должно быть около 20 тыс. журналистов, в пять раз меньше, чем сейчас.

Можно сопоставить и экономику собственно медиа, здесь ситуация ещё печальней. Доходы американских печатных СМИ от рекламы составили в 2010 году около 22 млрд долларов. В России от рекламы газеты и журналы заработали 1–1,2 млрд долларов (по данным Video Int, ZenithOptimedia, Group M и РБК). Пусть в случае с РБК речь идёт только о центральных СМИ, количество работающих в них журналистов должно по идее, по бизнесу пропорционально сократиться до примерно 3 тыс. человек (1/17 американского рынка).

На даже если экономика российских СМИ разовьётся до уровня США, принципиально ничего не изменится. По американским меркам, российских журналистов должно быть в 4–10 раз меньше (по населению и ВВП соответственно).

Иными словами, на поляне, где корма на 10, максимум 25 тыс. человек, пасётся более 100 тысяч. Падёж СМИ, который мы наблюдаем последние годы, неудивителен.

Понятно и почему намного более толковый журналист получает меньше рядового клерка. Да потому что в журналистике на хорошую позицию конкурс в 10 человек на место, каковой и не снился офисным рабам. И это, понятно, опускает планку ожиданий по зарплате много ниже. Поэтому большинство толковых журналистов уходит, например, в PR — там очевидно больше денег.

Ясно и почему так называемые ньюсмейкеры или так называемые селебрити чрезмерно избалованы вниманием СМИ — просто этих СМИ в разы больше, чем следовало бы. И почему они, ньюсмейкеры, столь нагло и цинично этим вниманием пренебрегают. Аудитория многих СМИ в значительной степени состоит из собственно журналистов — другой аудитории на все российские медиа попросту не хватает. А следовательно, такие СМИ не являются каналом продвижения — значит, ими можно и пренебречь.

Последнее утверждение объясняет и известную трансформацию престижа профессии журналиста. В 80-е и 90-е престиж был высок, а сегодня журналистов ставят «на место», выстраивая за ленточкой наблюдать, как итальянский посол вкушает с Познером и Любимовым.

Почему в России нулевых возник кризис перепроизводства журналистов? Моя гипотеза такова — в 90-е для приличных мальчиков и девочек журналистика была изящным способом выйти за рамки системы «барыги — бандиты — путаны» (ББП), в которую в тот период вольно-невольно было вписано процентов девяносто экономически активного населения. Причём особенно незавидна была в той системе (ББП) роль девушки. Возможно, по этой причине доля женщин в российской журналистике зашкаливает за 80% — в Европе, насколько я могу судить, такого полового диспаритета нет.

Система вернётся в равновесие, когда большая часть журналистов в профессиональном смысле «отомрёт»: перепрофилируется или выйдет на пенсию. Тогда и число журналистов, и количество СМИ придёт к обоснованному общественным спросом на информацию объёму. Тогда, с одной стороны, медиа в широком смысле (а не как исключение из правила) станут бизнесом, с другой — журналистика снова станет уважаемой профессией (будут пускать к послу за стол, если угодно).

Ждать осталось в общем-то недолго. Лет через десять журналисты призыва 90-х начнут выходить на пенсию. Хорошая для отрасли новость состоит в том, что притока свежей крови в СМИ в последние годы не наблюдается. Нынешние молодые люди, как известно, хотят стать чиновниками. Спасибо им за это.

Игорь Иванов, Mediapedia


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...