Ну вот, закончился отпуск и театр начал сезон полноценным балетным спектаклем: «Драма на охоте» на музыку Чайковского (фрагменты из произведений «Манфред», «Времена года», «Вариации на тему рококо») и одноименной повести Чехова. Так же бонусом прилагаются цыганские пляски, знойное аргентинское танго Пьяццоллы и изрядно поднадоевший вальс Евгения Доги. Ростовский театр по праву гордится этой постановкой, так как идет она только на этой сцене, является авторской и наследством после бывшего художественного руководителя и главного балетмейстера балетной труппы театра, народного артиста России Алексея Фадеечева.

Надо попутно заметить, что в 2011 году театр уже показывал этот спектакль на сцене Большого театра и удостоился сдержанно-негативной рецензии балетного критика Коммерсанта Татьяны Кузнецовой. Дескать, составлен балет из балетных клише — этакий драмбалет эпохи упадка 1950-х, базирующийся на постановочных приемах больших классических спектаклей. Там же утверждалось, что для младенческого уровня развития в плане балета ростовского зрителя этот прием оправдан, ибо все понятно и так. На сцену по очереди выходят и Унтер Пришибеев, и Толстый с Тонким, и Человек в футляре, и даже Дама с собачкой. Потом, когда постановщику начинает казаться, что зритель засыпает под гнетом больших страстей, откуда-то сверху валится чучело якобы подбитой метким выстрелом утки (охота же!), а то, вот, цыгане… Кстати, как-то при встрече со зрителями в театре поднимался вопрос: а не многовато ли цыгане поют в балете-то? На что прозвучал категоричный ответ: «Даже мало! Душа русского человека должна развернуться!» (3 песни это почти 10 минут действия требуется этой душе при самом скромном подсчете)

Итак, судебный следователь Камышев посещает имение своего приятеля графа Карнеева. Там происходит его роковая встреча с дочерью лесника Ольгой (невестой, а позднее женой управляющего имением Урбенина). Между Камышевым и Ольгой завязывается роман. После ссоры с мужем Ольга уходит… к графу. Оскорбленный Камышев в порыве гнева убивает возлюбленную. «Литературность» сюжета символизируют листы бумаги, которые судебный следователь бросает в воздух…

В течении нескольких лет в партиях Ольги и Камышева на сцену выходили Заслуженная артистка РФ Елизавета Мислер (которую в той самой рецензии в Коммерсанте удостоили эпитета «нетвердой во вращениях») и Альберт Загретдинов. Но, в силу различных причин, состав обновился, и сейчас в «Драме» мы увидели юную балерину Анастасию Кадильникову с более опытным партнером и выпускником Вагановки — Денисом Сапроном.

И получилась совсем другая история. Не об измене, а об ошибке, которую так легко совершить, когда ты совсем молод и неопытен. У Кадильниковой в движениях есть такая чистота и непорочность, что прекрасно ложится в партию Джульетты (кстати, столкновение Камышева и Ольги на балу взято Фадеечевым именно оттуда), но именно это качество в «Драме» вызывает нарекания, дескать, не хватает Насте разврата… Однако, я думаю иначе. Это прекрасно, что не хватает. Замечательно. И не нужно ей искусственно это прививать. История про Манон Леско уже пережила множество интерпретаций. Ошибка, которая может привести к драматической развязке, прежде всего для самого ошибающегося и заставляет думать и искать причины, по которым она могла бы произойти.

Вот полная нежности сцена. Кадильникова ни на секунду не дает усомниться в чувствах своей героини. Жесты, взгляд, движения все это выдает в ней юную влюбленную женщину, которая готова на все. В буквальном смысле слова.

Пора расставаться. Она должна уходить… Последний поцелуй. Последний вгляд. Почему, почему он не попросил остаться? Почему не сказал, что любит?

Если кто-то еще интересуется, почему Ольга, после ссоры с нелюбимым мужем (роль которого блистательно исполняет Константин Ушаков), уходит не к Камышеву, а к графу, то тот не девочка. Девочки любят от всей души и самозабвенно. Девочки импульсивны и, любя так, что в огонь, воду, под танки и на преступление ради НЕГО, они до крайности чувствительны к его интонациям, и к тому, что он не сделал, когда этого ждали.

Она ждала, что он скажет: «Останься!», он промолчал, хладнокровно закрыл дверь, выпил дежурные сто грамм и вполне по бытовому прилег на диван с газетой. Так, как обычно ведет себя мужчина, у которого обычная, ни к чему не обязывающая интрижка с замужней женщиной.

Напомню, Ольга абсолютно невинна и не имеет большого жизненного опыта. Логика ее пряма и понятна: Не попросил остаться — значит, не ждет, что я вернусь. Значит… самое страшное. Я его люблю, а он меня нет. Все! Остальное не имеет значения.

То, что происходит дальше — это такой надрыв, что с трудом сдерживаешься. Ведь у Ольги при таком раскладе, как учили нас в своих произведениях все русские писатели, кроме смерти (моральной или физической) нет других жизненных вариантов.

Кто там первым посмотрел благосклонно? Граф? Пусть будет граф, это не имеет значения. И не от внутренней распущенности, нет, от желания защититься. От любви, в том числе.

Сапрон удивительно точно ведет партию от явного прожигателя жизни (ох, уж эти литературные критики всех русских писателей, нашедшие определения всем их героям) до человека, внезапно осознавшего, что он лишил жизни другого человека. С этим надо как-то существовать дальше. Но никто не знает как. Точка невозврата.

Постановщик Фадеечев, долго блуждавший среди классических балетов, выводит все на финишную прямую — танго продолжается. Только вместо живой девушки, в руках Камышева теперь только миф в красном, как кровь, платье.


Было интересно? Хотите быть в курсе самых интересных событий в Ростове-на-Дону? Подписывайтесь на наши страницы в Facebook, Instagram и ВКонтакте и канал в ЯндексДзен и Telegram.

Вы можете сообщить нам свои новости или прислать фотографии и видео событий, очевидцами которых стали, на электронную почту.



Новости smi2.ru

Новости партнеров