Сытые не бунтуют

0
0

Уличные беспорядки и погромы в Лондоне вызвали острую дискуссию в ФРГ. Более того, произошедшее в Великобритании стало одной из центральных тем немецкой политики, что дало повод Sueddeutsche Zeitung обвинить соотечественников в эгоцентризме: дескать, немцы проецируют любое событие, будь то авария на Фукусиме, бойня в Норвегии или уличные погромы в Лондоне, на себя, превращая их в инструмент внутриполитической борьбы. Так или иначе, в ФРГ пытаются ответить на два взаимосвязанных вопроса: каковы причины британских беспорядков и возможно ли повторение подобного в немецких городах?

Если суммировать противоположные оценки, данные британским событиям в немецкой прессе, можно сказать, что в ФРГ резко критикуют британские власти за непродуманную политику, вызвавшую в итоге взрыв, но при этом осуждают действия уличных погромщиков. Немецкие журналисты, в отличие от своих британских коллег, гораздо больше внимания уделяют социальным и экономическим причинам конфликта. "Правительство Дэвида Кэмерона говорит о преступниках, которые хотят ввергнуть страну в хаос. Однако это лишь часть правды", — отмечает Spiegel, добавляя, что нигде в ЕС, за исключением разве что Португалии, нет такой социальной пропасти между бедными и богатыми, как в Великобритании.

В этой связи отмечается, что в Великобритании 10 процентов населения, составляющих высшие социальные слои, в 100 раз богаче 10 процентов, составляющих нижний социальный слой.

Frankfurter Allgemeine Zeitung прямо назвало лондонские погромы "восстанием проигравших и забытых", вынеся на передний план не криминальную, а социальную подоплеку уличных беспорядков. "На улицы городов вышли те, кому в британском обществе уготовано место проигравших, — пишет FAZ. — В Ливерпуле центром грабежей, в которых участвовали даже 10-летние дети, стал беднейший городской квартал Токстет (Toxteth)… В некогда богатом портовом городе 30 процентов доходов населения составляют пособия по безработице. Дети растут в семьях, члены которых на протяжении поколений оставались безработными".

Ответственным за произошедшее FAZ называет консервативное правительство Дэвида Кэмерона, которое в целях сокращения бюджетного дефицита решило проводить жесткую политику экономии, предусматривающую сокращение рабочих мест и урезание социальных выплат, что, разумеется, сделает бедных еще беднее. Издание проводит параллель с событиями 30-летней давности, когда пришедшая к власти лидер консерваторов Маргарет Тэтчер начала претворять в жизнь драконовские меры по экономии, чтобы вывести страну из кризиса.

В 1981 году в беднейших кварталах Лондона вспыхнули беспорядки, затем перекинувшиеся на Ливерпуль, Бирмингем, Манчестер, Бредфорд и Лидс. В 2011-м при Кэмероне повторилось то же самое.

Еще более резко в отношении британского правительства и его премьера высказался на страницах Welt обозреватель Гюнтер Лахманн (Guenther Lachmann). "Беспорядки в Великобритании ужасающи, — отметил он в своей статье "Слепая политика и ее бесчинствующие дети". — Но еще более ужасна потеря правящими чувства реальности. Что это за премьер, который объявляет о сокращении 34 тысяч полицейских, уезжает в отпуск, видит по телевизору, как горит столица, и требует от тех же самых полицейских, чтобы они спасли его задницу? Как можно назвать главу правительства, который повысил плату за обучение настолько, что не только дети рабочих, но и дети представителей среднего класса потеряли возможность учиться, а средства, сэкономленные на расходах на образование, идут на удешевление рефинансирования банков?"

В этой связи стоит отметить, что августовские события — далеко не первые за последний год. В ноябре 2010 в Лондоне прошли массовые студенческие демонстрации протеста против реформы финансирования образования, вылившиеся в беспорядки и столкновения с полицией. Протестующие захватили и разгромили в пух и прах штаб-квартиру консерваторов Milibank Tower. И это студенты. Форма протеста жителей бедных пригородов, как можно было ожидать, оказалась куда жестче.

"Что можно подумать о премьере, — продолжает Лахманн, — который, знает, что семьи этих детей [участников погромов — Lenta.ru] на протяжении трех поколений сидят без работы, и при этом удивляется, что в его стране прокладывает дорогу насилие, а тикавшие в обществе мины заброшенности, безнадежности и отсутствия перспектив вдруг взрываются с неслыханной силой?"

Впрочем, объяснить происходящее — еще не значит его оправдать, хотя после столь острой критики правительства Дэвида Кэмерона может сложиться впечатление, что участникам погромов отводится роль жертв. "Абсолютно верно, что бесчинствовавшие в Лондоне были просто преступниками и идиотами. Однако насчет политики не должно оставаться никаких иллюзий, — заключает Лахманн. — Западный мир столкнулся с исчезновением политической ответственности. Власть уже давно там, где деньги, политика уступила власть деньгам, но предпочитает этого не замечать, пребывая в плену иллюзий". Своей оторванностью от реальности британские, да и немецкие политики напоминают обозревателю Welt Эрика Хонеккера, который до конца верил в Берлинскую стену.

Подобное повышенное внимание немцев к социальному аспекту происходящего в Великобритании во многом объясняется германской политической традицией, восходящей к государственному прусскому социализму Отто фон Бисмарка и эволюционному ревизионизму Эдуарда Бернштейна с его идей сотрудничества классов, которая в своем современном виде существует в Германии как "социально-ответственная рыночная экономика".

Стабильность общества и экономики достигается за счет сглаживания противоречий между социальными группами, так как предполагается, что в противном случае социальное расслоение и увеличение разрыва между бедными и богатыми может привести к растущему напряжению в обществе и политическим потрясениям.

После финансового кризиса 2008-2009 годов Германия, как и Великобритания, оказалась перед необходимостью стабилизации бюджета. В 2010 году правительство приняло масштабную программу сокращения расходов, согласно которой к 2014 году планируется сэкономить 80 миллиардов евро. При этом основная тяжесть новых мер ляжет на плечи малообеспеченных слоев населения за счет сокращения социальных выплат. Реформа вызвала серьезную критику не только со стороны оппозиции в лице СДПГ, "Зеленых", "Левых" и профсоюзов, но и со стороны представителей консервативного лагеря, а также церкви. Главный упрек правительству состоит в том, что своими действиями оно подрывает основы социально ориентированного государства. То, что произошло в Лондоне, может рассматриваться как предостережение властям.

Этим отчасти объясняется накал дискуссии вокруг лондонских событий. Впрочем, члены правительства ФРГ поспешили заверить немецкую общественность, что подобные потрясения Германии не грозят. Или, по крайней мере, пока не грозят.

"Такого социального напряжения, как в Великобритании или других странах ЕС, у нас по счастью нет, — заявил министр внутренних дел Ханс-Петер Фридрих. — В немецком обществе существует консенсус, что насилие в отношении третьих лиц не может рассматриваться как способ достижения политических или иных целей". В схожем ключе высказался эксперт СДПГ по внутренней политике Дитер Вифельспютц (Dieter Wiefelspuetz): "Поддержка социально слабых граждан у нас лучше, а число бедных городских районов меньше, чем в Великобритании".

По мнению немецкого исследователя Хайнца Райндерса (Heinz Reinders), занятого изучение проблем молодежи, молодые люди в ФРГ гораздо меньше склонны к бурным социальным протестам, чем в Великобритании или во Франции. Прежде всего, потому, что безработица среди немецкой молодежи одна из самых низких в ЕС — 9,1 процента. Ниже только в Австрии (8,2 процента) и Нидерландах (7,1 процента). Кроме того, по словам Райндерса, интеграция мигрантов в ФРГ проходит гораздо лучше, чем у англичан и французов. Со своей стороны представители немецкой полиции более осторожны в своих оценках. "Сейчас в Германии мы в состоянии склеить социальные разрывы, выделяя на это большие деньги, — отметил глава полицейского профсоюза Райнер Вендт. — Если это прекратится, к примеру, экономика будет развиваться иначе или государство решит сэкономить еще больше, то тогда подобные конфликты не менее остро проявятся и у нас".

Алексей Демьянов
 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...