Аксайский рынок //Фото предоставлено редакцией газеты
Аксайский рынок //Фото предоставлено редакцией газеты "Путеводитель по ЖКХ"

Уже почти два года Региональная служба государственного строительного надзора Ростовской области, сетуя на нарушения в большей части правил пожарной безопасности, не допускает к вводу в эксплуатацию один из крупнейших рынков юга всей Российской Федерации — Аксайский.

Сотни миллионов рублей инвестиций в донской бизнес на ветер, еженедельные текущие миллионные убытки, потеря почти полутысячи торговых мест для сельхозтоваропроизводителей Ростовской области, отсутствие нового канала, посредством которого местные продукты станут территориально и в ценовом сегменте ближе местным жителям. Самые очевидные последствия «политики партии» области, которые идут вразрез с общегосударственными задачами. Как часто показывает практика, до регионов «доходит, как до жирафа», и пример с Аксайским рынком это подтверждает.

Владимир Путин: «Добросовестный бизнес не должен постоянно ходить под статьей».
Из обращения к Федеральному собранию

Из истории вопроса

ООО «Изумруд» в лице Татьяны Пайдак представляет интересы Аксайского рынка с конца 2017 года. По всем нормам и правилам проект объекта проходил экспертизу на правомерность архитектурных и технологических решений, именно поэтому с полной уверенностью и легким сердцем сдали необходимые для ввода в эксплуатацию документы в Региональную службу государственного строительного надзора и стали ждать комиссию.

Удивлению представителей Аксайского рынка не было предела, когда в первом протоколе стали фигурировать более полусотни нарушений правил пожарной безопасности, при том что, еще раз обращаем внимание, проект на строительство был принят без нареканий.

Каждый раз все нарушения устранялись и комиссия приглашалась вновь, и каждый раз представители Региональной службы государственного строительного надзора по Ростовской области находили все новые, ранее не учтенные нарушения.

Далее нервы представителей застройщика и управляющей компании не выдержали — они обратились в суд, уже почти год идут тяжбы, а объект и ныне там и до сих пор не запущен.

Буква закона

12 июля 2019 года Аксайский суд постановил «признать незаконным решение Региональной службы государственного строительного надзора по Ростовской области от 19.10.2018 года об отказе в выдаче заключения о соответствии построенного, реконструированного объекта капитального строительства требованиям…» и «…признать незаконным предписание об устранении нарушений при строительстве, реконструкции объекта капитального строительства № 02.016.2468/1.11 от 23.11.2018 г., выданного Региональной службой государственного строительного надзора по Ростовской области».

Таким образом, суд всецело занял позицию бизнеса и признал действия надзорного органа неправомерными.

Казалось бы, ситуация исчерпана, но, увы, чиновники данного ведомства выказали свою «преданность» бюрократическим проволочкам и подали апелляцию. Судя по их действиям, они рассматривают ситуацию в разрезе поговорки: «проиграна битва, но не война». Вот только неясно, зачем воевать с бизнесом, который несет исключительное благо при взгляде с любых точек зрения и позиций?

Что потеряли простые дончане?

Нехватка собственных, региональных, качественных продуктов питания по доступной цене — важнейший насущный вопрос для многих жителей области. Продовольственная безопасность Дона однозначно могла перейти на новый уровень с запуском Аксайского рынка. Прежде всего, еще до старта процедуры ввода в эксплуатацию были заключены договоры с фермерами и компаниями-производителями, которых на рынке числилось более 80%. Продажа напрямую, без целой череды перекупщиков, означает самую минимальную цену для конечного потребителя. Стоит отметить, что, хотя акцент был сделан на донских товаропроизводителях, присутствовали здесь фирмы из соседних регионов и городов: Краснодарского и Ставропольского края, Волгоградской и Астраханской областей, Белоруссии.

Аксайский рынок //Фото предоставлено редакцией газеты "Путеводитель по ЖКХ"
Аксайский рынок //Фото предоставлено редакцией газеты «Путеводитель по ЖКХ»

Жители Дона, увы, не смогут оценить современный подход к строительству рынков, что повышает не только комфорт присутствия потребителей, но и качество хранения, фасовки товара. Пока не видать нам, обывателям, эскалаторов и лифтов на рынках, а продавцам — современных охлаждающих камер, в том числе шоковой заморозки, новейших прилавков с регулированием температурного режима и еще много чего другого. Фактически был создан фермерский рынок, который ликвидировали.

Бизнес для бизнеса

Сельхозтоваропроизводители Дона не первый год, как один, пытаются докричаться до власти, донеся до них единый посыл и мысль: мы можем кормить не только свою область, но и страну, мы можем производить, но не знаем, куда и как сбывать. Проще говоря, они, как люди от сохи, своим трудом могут создать вполне осязаемый продукт: молоко, мясо, птицу, но от товарно-денежного обмена они далеки.

Сколько селян было обмануто нечестными перекупщиками? Как много тех, кто не смог вовремя продать свой продукт, и он был испорчен? Фермерские хозяйства все чаще отказываются от животноводства в пользу растениеводства, потому что не знают, куда продать конечную продукцию.

Зато зерно в большей своей части идет на экспорт, здесь проблем нет, вот только на хлебе и воде дончане долго не проживут. Правительство области твердит о сельхозкооперации и тут же ставит препоны самому привычному для жителя области виду торговли — рынкам. Приходится все большему количеству селян свою продукцию сдавать крупным переработчикам за копейки, подсчитывая убытки, но оттого ни в колбасе больше мяса не становится, ни даже в молоке молока.

Удары для Аксайского рынка

Как предприятие все еще ведет свой бой за истину, непонятно! Более сотни миллиона рублей были вложены в строительство и запуск. Региональная служба по строительному государственному надзору несколько раз выдавала предписания, некоторые из них через суд опровергли, другие же тогда до суда не дошли и были исполнены опять же за счет предпринимателей.

На рынке запрещена торговля, кроме ярмарочной, то есть он почти ничего не зарабатывает, а только тратит на коммунальные услуги и другие расходы.

Стоит отметить, что работать на рынке могло бы пятьсот человек, которые своей деятельностью совместно с торговой точкой формировали бы бюджеты разных уровней. Не секрет, что именно малое и среднее предпринимательство — опора экономики России. Теперь все получается иначе. Региональная служба по государственному строительному надзору — учреждение бюджетное, то есть проигрывает сейчас суды, платит юристам и воюет с Аксайским рынком оно сейчас за наш счет, за деньги налогоплательщиков. Возникает вопрос, а на это ли мы их даем?

Компетентно о наболевшем

Чтобы разъяснить некоторые тонкости всего дела по Аксайскому рынку, мы обратились к Татьяне Пайдак, руководителю управляющей компании ООО «Изумруд».

Татьяна Пайдак, руководитель управляющей компании ООО «Изумруд» //Фото предоставлено редакцией газеты "Путеводитель по ЖКХ"
Татьяна Пайдак, руководитель управляющей компании ООО «Изумруд» //Фото предоставлено редакцией газеты «Путеводитель по ЖКХ»

Наш спикер обладает более чем глубокими познаниями в вопросах организации торговли, ранее она отвечала за работу рынка «Прогресс».

— На других объектах Вы когда-нибудь сталкивались с такими искусственно созданными препонами со стороны надзорных органов?

— Никогда. В своей жизни я много раз занималась пуском объектов в эксплуатацию, и для меня эта ситуация беспрецедентна. Полсотни предписаний мы выполнили за год и очень устали, руки опускаются!

— А что это были за предписания? Серьезные нарушения?

— Далеко не все, только меньшинство, можно назвать серьезными. В основном были такие, например, две технические лестницы для торгующих на второй этаж. Здесь не хватило трех сантиметров в ширине ступени, пришлось убирать красивые перила и приваривать обычные прямо к боковой стенке лестницы — добавили три сантиметра! Только я сомневаюсь, что три сантиметра могут что-то решить в случае эвакуации. Или на фасадной части у нас баннеры висят. Вы спросите, что такого, на всех ведь торговых центрах висят? И будете правы: на всех висят из сетки, а именно наши из такого же материала дым не пропустят. Почему? Даже не спрашивайте, я не знаю!

— Устранение таких мелочей, казалось бы, в сумме, наверное, влетает в копеечку?

— В миллионы рублей! Вот пример! Окна: их в здании очень много везде, и под потолком тоже. По проекту они были утверждены самыми обычными и ставили в соответствии со стандартом, а потом донская региональная служба по государственному строительному надзору вдруг заявляет, что «по их расчетам для дымоудаления окна должны автоматически при пожаре открываться». Вы вообще где-нибудь такое на ростовских рынках видели? Но ладно, мы противиться не стали и заменили 72 окна, а обошлось это нам в полтора миллиона рублей.

— Но если некоторые предписания абсурдны, нельзя ли их опровергнуть посредством независимой экспертизы?

— Региональная служба по государственному строительному надзору в Ростовской области — фактически монополист. То есть независимую экспертизу они не рассматривают вообще, разрешение на ее основе получить невозможно, хорошо, что вовремя судебного процесса суд обязал сделать госэкспертизу. У нас с региональным надзором была ситуация касательно неправильной системы дымоудаления в помещении. Экспертиза показала, что при нашей высоте потолков и даже при нагрузке посетителей в 1000 человек по их нормативу дым не успевает опуститься на высоту ниже двух метров, при этом, пока этот процесс идет, все находящиеся в зале успеют эвакуироваться. И это заключение их не устроило. Мы даже на эксперимент пошли: пригласили специалистов, поставили дымовые шашки по всему периметру и сделали задымление. Практика теорию независимой экспертизы подтвердила, но на этом все, не более того. Кстати, для такого здания по нормам расчет эвакуации должен составлять 7,5 минуты, мы же управляемся за 3,5 минуты.

— А еще что из претензий запомнилось?

— Про внешние лестницы на крышу. Их по расчетам надзорного органа должно быть восемь штук. Крыша у нас современная, мембранная, сертифицированная, а значит, обладает низкой горючестью, но их это не убедило. А причина необходимости, цитирую: «Вдруг пожарные машины без лестницы будут». Хорошо! Сделали четыре лестницы по обратной стороне здания, а инспекция говорит, что надо и по фасадной четыре, видимо, чтобы здание изуродовать. Понять не могу, есть ли пожарным дело, с какой стороны тушить, если у нас там сквозной проезд вокруг здания более чем позволяет? Еще у нас есть техническая боковая лестница широкая с площадками, так они их не устроили для работы пожарных. Говорят, да, ваша удобнее и лучше, но ее все равно считать не будем. Она предназначена для обслуживания кровельных систем отопления и кондиционирования, то есть лично наша, и случись что, «пожарным по ней бегать нельзя».

— Сталкивались ли с требованиями, которые просто невозможно на практике реализовать?

— Да, в самом законодательстве есть расхождения. Например, в случае пожара все эскалаторы и лифты должны остановиться. Так прописано в законе. С другой стороны, специалисты надзорного органа мне задают вопрос: а если у вас на втором этаже инвалид-колясочник будет, а лифт стал? Нужен пандус со второго этажа. Если считать уклон пандуса 8%, как это прописано во всех нормативах, то у меня с высотой первого этажа — 4 метра, длина пандуса должна быть 48 метров, как раз человек с ограниченными возможностями выкатится на трассу «Аксай-Ростов».

— А какие меры Вы считаете самыми главными из тех, что приняты изначально были?

— Каждые 20 метров у нас по периметру внутри здания располагаются шкафы пожарных кранов с 25-метровыми рукавами, пожарным постом с собственной скважиной и резервуарами для водоснабжения системы, то есть от водоканала мы не зависим. Хотя как второй вариант, запасная вода все же есть — в городскую систему мы врезаны. У нас собственная котельная и две электроподстанции с автоматическим бесперебойным переключателем электроснабжения в случае отключения одной из них. Коммуникациями мы можем еще Аксаю помогать, если экстренные ситуации в городе случатся. А в общем, ни от кого не зависим и сами следим за исправностью. Это ведь в наших интересах, чтобы рынок работал. Если сейчас, например, закрыть все окна и, простите, предаться одной из плохих привычек, то сработает сигнализация, на табло высветится, где именно произошло возгорание, а окна откроются в течение пяти секунд, заблокируются все автоматические двери, эскалатор, лифт. Сигнал тревоги автоматически передастся на пульт пожарной службы. Здесь все автоматизировано и безопасно.

— Какой объем площадей сейчас пустует?

— Восемь тысяч квадратных метров: шесть снизу — под продовольствие и две сверху — для промышленных товаров. Всего это 500 рабочих мест, которые могли бы занять как сами фермеры и сельхозтоваропроизводители, так и наемные сотрудники. Очень жаль, глядя на эту пустоту, сердце разрывается, ведь могло бы всем быть хорошо: правительству — налоги, людям — продукты питания и рабочие места!

 

Оригинальный текст материала опубликован в газете «Путеводитель по ЖКХ»


Было интересно? Хотите быть в курсе самых интересных событий в Ростове-на-Дону? Подписывайтесь на наши страницы в Facebook, Instagram и ВКонтакте и канал в ЯндексДзен и Telegram.

Вы можете сообщить нам свои новости или прислать фотографии и видео событий, очевидцами которых стали, на электронную почту.



Новости smi2.ru

Новости партнеров