Максим Ильинов //Фото с сайта Максима Ильинова
Максим Ильинов //Фото с сайта Максима Ильинова

Казачий поп-арт стал известен жителям Ростова-на-Дону относительно недавно, но вместе с известностью начала расти и его популярность. «Городской репортер» побеседовал с одним из основателей казачьего поп-арта и узнал, что вдохновляет Максима Ильинова на создание таких картин, какую из них он считает своей лучшей работой и что значит для него творчество.

— Что же такое вообще казачий поп-арт?

— Казачий поп-арт — это искусство не об абстрактных вещах, а о казачьей ментальности. Это своего рода национальное искусство. Скорее всего, казачий поп-арт в будущем перерастет в новую платформу для искусства под названием «козакс-арт».

— Почему и как вы пришли к этому жанру?

— У меня классическое художественное образование: художественная школа, потом учился в Ростовском художественном училище имени Грекова, затем изучал живопись в Академии архитектуры и искусств ЮФУ.

Но началось все с казачьего рэпа. Нужно было вернуть казачью действительность, потому что возникала путаница среди людей, они разучились разговаривать между собой, не было диалога, и произошла подмена понятий. А через творчество и получается диалог, поэтому я понял, что нужно рассказать людям о том, как казаки смотрят на мир.

Казачий рэп был первой пробой, и она прошла удачно. Появилось некое новое мировоззренческое ощущение не только у казаков к самим себе, но и людей окружающих. Они стали говорить: «А подождите, есть другой мир казачьего народа, которой гораздо глубже, нежели уставы и чины. Все гораздо круче, богаче, обширнее».

Максим Ильинов //Фото с сайта Максима Ильинова
Максим Ильинов //Фото с сайта Максима Ильинова

Прошло какое-то время, я просто много ездил, что-то подмечал, что-то шло в поэтическую форму — в песни, а что-то я рисовал. Тогда я понял, что людям не хватает знаков. Вот, например, моя первая работа — «Бог есть любовь». Там нет Христа, распятого на кресте, там есть «лайк». Любовь для молодежи превратилась в «лайк» — вот вам и знак.

«Казаки, любо, братушечки» — это тоже знаки. Вместо вымышленной буквы «S» стоит настоящая буква «К», потому что казак настоящий герой, он все преодолел и сейчас преодолевает. Он — супермен.

— Что вдохновляет вас на написание картин?

— Первое, что меня вдохновляет, — это жизнь людей. Особенно людей церковных. Я вижу, как люди, будучи в безнадежных ситуациях, добиваются каких-то фантастических высот, а другие, будучи на фантастических высотах, непонятно как падают в пропасть.

Конечно же, вдохновляет жизнь родителей, дедушек и бабушек, их житейская мудрость. В свое время Николай Сербский говорил: «Хотите увидеть всю мерзость, тупик и грязь мира, поезжайте в Белгородский университет, а если хотите узнать жизнь во всей ее красоте, добродетели, печали, радости, — езжайте к народу, потому что народная мудрость умнее любой академии.

— А где берете сюжеты?

— Тоже из народа, из казачьего быта, из походов. Мои сюжеты — это нерв нашего народа, я просто по-своему их интерпретирую.

— Какую картину вы считаете своей лучшей работой и почему?

— Это часто задаваемый вопрос, который я оставлял без ответа. Но, наверное, самых важных работы у меня две. Это «Бог есть любовь» и «Спас нерукотворный».

«Спас нерукотворный» была очень сложная работа. Она собиралась восемь месяцев, и сотни детей со всего города везли мне это «Лего». Как это все собиралось, перебиралось, все пальцы были в мозолях…

Картина собиралась по диагонали с верхнего правого угла. Самое сложной было в том, что детали сходились и расходились несколько раз. И в этом было самое настоящее чудо. Там почти 60 тыс. деталей, поэтому это очень важная для меня работа в преддверии следующей — двух-, может трехметрового Ангела-хранителя.

— Какая целевая аудитория у ваших картин?

— Начиная от детей и заканчивая взрослыми людьми — все находят что-то свое. Вечное, нетленное, какую-то секундную эмоцию. Это искусство, воспринимается всеми, потому что представлено не отдельными блоками, а единым целым.

— Продаете ли вы картины, и как их оценивают эксперты?

— Да, продаем. Оригиналы стоят дорого, и о цене договариваемся лично с коллекционером. Но примерная цена от 5 до 15 тысяч евро.

Каждый эксперт оценивает по-своему, но по большому счету всем нравится. Большая экспертная оценка впереди, когда пройдут выставки в Москве, Санкт-Петербурге и за рубежом.

Для меня же эти оценки значат мало, потому что для меня самое главное продолжать работать как автору, воплощать идеи, которые есть.

— Вы выпускаете различную продукцию со своими картинами — зачем? Насколько это серьезное занятие, приносит ли оно доход?

— Если нарисовал картину и продал ее кому-то, то о ней мало кто знает, а я так не хотел. Хотел, чтобы все эти символы были донесены как можно большему количеству людей. И когда картины перенеслись на всевозможные футболки, открытки, обложки, оригиналы стали не так важны.

Основные задача этих продуктов — продвинуть казачий поп-арт в массы. Сейчас просто время такое. Нужно всем все рассказывать, показывать, вести диалоги.

Дон. Мы вернёмся. Осётр //Репродукция картины Максима Ильинова
Дон. Мы вернёмся. Осётр //Репродукция картины Максима Ильинова

Доход, конечно, приносит. Сам лично я этим не занимаюсь, мне идут только проценты. Не скажу, что это баснословные деньги, но на краски и холсты хватает.

— Что значит творчество для вас в жизни?

— Человек — он всегда творец. И если в жизни пропадает творчество, то он начинает погибать. Дар, талант, который дается нам, — он нам не принадлежит. Я считаю себя кисточкой в божьих руках и для меня мое творчество — это мой крест, который я постараюсь пронести через всю жизнь.


Было интересно? Хотите быть в курсе самых интересных событий в Ростове-на-Дону? Подписывайтесь на наши страницы в Facebook, Instagram и ВКонтакте и канал в ЯндексДзен и Telegram.

Вы можете сообщить нам свои новости или прислать фотографии и видео событий, очевидцами которых стали, на электронную почту.



Новости smi2.ru

Новости партнеров