Колумнисту жизнь постоянно подбрасывает сюжеты для очередной «колонки». Мне сегодня говорить на «журналистские» темы поможет прошедший 22 марта в ДК г. Азова областной профессиональный праздник — День работника культуры РФ. В чем же «соль»? Журналистов различных СМИ было немало, представителей отрасли — порядка 500, а общение между ними, во многом, происходило исключительно через призму «проплаты»…

Избирательный объектив

Первое же правило неписаной журналистской этики гласит: «журналист должен быть объективен». Иными словами, если ты показываешь событие, человека, ситуацию, не делай это однобоко, используй все многообразие красок, а не ограничивайся одной-двумя. Так же, как врач обязан исцелять болезнь вне зависимости от того, насколько «статусен» больной, насколько многонольны его счета в банке. Да, лекарства, процедуры, уход и питание могут быть совершенно различными — с учётом пожеланий клиента, но лечение конкретной болезни либо есть, либо его нет. Та же ситуация с информацией: либо лепится «комикс» для тупых, либо подаётся спектр мнений для «мыслящих».

Грустно было наблюдать, как за министром культуры Александром Резвановым и мэром города Сергеем Бездольным (в меньшей степени) журналисты и «телекамеры» буквально охотились. А председателя профильного комитета заксобрания Валентины Мариновой или руководителя управления образования Ростова-на-Дону Людмилы Лисициной вежливо, но неизменно избегали. Можно, конечно, предположить, что последних наши СМИ в лицо не знают, либо эти «чиновницы от культуры» двух слов связать не могут без «бумажки». Но и то, и другое будет неверно. Обе умеют говорить хорошо и по делу, обе связаны с культурной отраслью не по «должности», а по призванию.

Обидеть чем-то Александра Резванова или Сергея Бездольного не хочу. Первый относительно недавно занял свой пост и, может быть, не вписал ещё своё имя на скрижали Культуры, но в вопросе разбирается и о проблемах говорить не стесняется. А за Сергея Леонидовича лучше всего «свидетельствуют» элементарные факты: в городе — два духовых оркестра (в большинстве муниципальных образований нет ни одного, а, как сказал кто-то из философов, «музыка — самое убедительное доказательство бытия Божьего»), постоянно проходят региональные и межрегиональные фестивали (в январе, например, там же прошёл первый областной конкурс журналистской песни «Перо и Лира»), про Азовский музей краеведения знает весь более-менее образованный мир, сам этот праздник проходил в Азове и т. д. Но означает ли это, что журналист должен давать «микрофон» только этим двоим, да «людям из толпы»??? И нужно ли деление участников мероприятия по принципу «первой» и «второй» свежести???

Установка «сверху» и «изнутри»

Любому работнику СМИ хорошо знакомы вариации инструктажа у редактора (любого иного чина административной верхушки газеты, журнала, программы, канала, сайта) перед походом на какое-либо массовое мероприятие. Самый приятный вариант — пиши (набирай сюжет) по своему усмотрению. Но такое бывает нечасто. Второй случай — заказчиком являются такие то, в их интересах все и делай. Это — наиболее распространённая практика. Третий, затесавшийся между двумя предыдущими по частоте упоминаний, — заказчик есть, но не выпячивай его.

Я не случайно пронумеровал варианты. Для профессиональной оценки это существенно. Первый и третий варианты дают журналисту возможность профессионально выполнить свою работу. Второй — практически исключает её. Он «убивает» журналиста в его собственных глазах, в глазах тех экспертов или носителей интересной информации, кто остался «на обочине» в силу своей «непроплаченности», да и в глазах потребителя журналистской информации. Именно «второй вариант», который все больше «рулит» нашими контентами и эфирами, склоняет общественное мнение в пользу того, что журналистика — это «вторая древнейшая профессия», а вовсе не к осознанию, что мы — «четвертая власть» (колонка на эту тему в «Городском репортере» — через неделю).

Можно по-разному относиться к Владимиру Познеру и его личной позиции по многим проблемам, но вряд ли кто-то станет спорить с тем, что в журналистике этот человек «собаку съел» и может выступать экспертом по отраслевым вопросам. А в том же интервью от 23 марта, цитата из которого вынесена в эпиграф к этой колонке, Познер совершенно справедливо говорит: «…Наша задача — говорить о проблемах. В этом смысле журналист — цепной пёс правды. Но мы не должны предлагать никаких решений. Предоставьте публике полную картину с места событий, а уж она сама решит, что ей думать по этому поводу…»

Профессионал хорошо и красиво отработает при любой «установке». У него мастерство включается на автопилоте, и обидеть потенциального клиента, а также постоянного потребителя ничем не мотивированным или чисто меркантильным отказом ему просто в голову не придёт. Но с хорошими профессионалами у нас во всех отраслях сейчас наблюдаются определённые проблемы. И тому же редактору (любому другому шефу) многих седых волос будет стоить потом столь же немотивированный или меркантильный отказ во включении его СМИ в список получателей рекламного бюджета от того, кого сегодня обошли вниманием из-за непроплаченности.

Что стоило?

Однажды мне рассказали историю про одного «большого начальника». Он никогда никому и ни в чем не отказывал. Проситель приходил с заявлением, начальник его внимательно слушал, а затем писал на заявлении обязательно позитивную резолюцию. Человек уходил в восторге. И только подчинённые знали, что «собака зарыта» в цвете чернил, которыми наложена резолюция: красный — «исполнить немедленно», зелёный — «помогите, если получится», синий — «ничего не предпринимать», чёрный — «сделайте так, чтобы я этого человека больше не видел!»

Конечно, я не призываю кого бы то ни было поступать подобным образом. Есть в нем нечто изначально подленькое и гаденькое, именуемое то «завуалированной ложью», то «двойными стандартами», то «макиавеллизмом» — список можно продолжать.

Но журналист, как и учитель в школе, если он хочет именоваться таковым, не имеет права игнорировать «поднятую руку». Можно не вызвать «к доске», но дать понять, что готовность ответить замечена. Можно предоставить возможность «ответить с места», не ставя «оценки» (т. е. не включить в готовый текст, не выпустить в эфир). Но не давать слова — нельзя. Это — обесценивает профессию, делает её «продажной» и «лживой». А потом мы же сами жалуемся на низкие рейтинги, тиражи, зарплаты…

Это делает ещё одну страшную вещь — уничтожает профессионализм напалмом. Журналист — по природе своей — «охотничья собака». Только охотится не за дичью, а за информацией. Работа по принципу «приехал, подошёл к Ивану Ивановичу и Наталье Петровне, записал все, что скажут, подснял картинку, а в редакции что-то слепим» начисто отбивает «охотничий инстинкт» у журналиста, фотокора, оператора. Они становятся ленивыми, ожиревшими «дворнягами», готовыми вилять хвостом, лизать сапоги и т. д. — лишь бы сухой корм вовремя сыпали, да косточку иногда бросали…

Коллеги! Пощадите профессию! И уже через несколько лет она станет более статусной, более оплачиваемой, более честной…

Новости smi2.ru

Новости партнеров