История ростовской Ники

В октябре прошлого года со звонницы на мемориале «Освободителям Ростова» на Театральной площади обрушился один из 12-ти установленных там колоколов. 70-метровая стела с золотой Никой (богиней Победы) на вершине давно стала одним из узнаваемых символов Ростова-на-Дону, так что происшествие носило знаковый характер. В своё время этот мемориал (самый большой в донской столице) строился с большими трудами, и сам его облик вызывал жаркие споры: местные архитекторы категорически не воспринимали концепцию «иглы», уткнувшейся в небо, которую предложили москвичи. О том, как строился памятник, рассказал почётный гражданин Ростова-на-Дону Борис Иванович Головец, в бытность которого на посту первого секретаря горкома КПСС было задумано и возведено это грандиозное сооружение. Которое, глядишь, вот-вот и рухнет, не выдержав новых времён…

Планы обустройства Театральной площади относятся ещё к 30-м годам прошлого века, когда здесь было воздвигнуто здание драмтеатра Горького (ранее по этой территории проходила так называемая «межа» между Ростовом и Нахичеванью). Один из проектов 1938 года — памятник 1-й Конной армии (в авторский коллектив входил даже Сергей Корольков, автор знаменитых барельефов на фасаде театра).

«Здесь будет монумент»

После освобождения Ростова от немецкой оккупации в феврале 1943 года на Театральной площади состоялся общегородской митинг, на котором было принято решение установить здесь памятник воинам-освободителям. Тогда же на площади заложили камень с надписью, что на этом месте будет воздвигнут монумент.

Бывший первый секретарь Ростовского горкома КПСС Борис Иванович Головец //Фото из блога автора

 

В 1953 году ростовский союз архитекторов объявил открытый конкурс на памятник. Победил проект ростовчан: архитектора Николая Соколова и скульптора Рубена Шекера. Это стела с красной звездой в лавровом венке наверху, и колоннадой позади неё. Однако денег на постройку этого сооружения у города не нашлось. Проект временно отложили в строну, а в 1959 году объявили новый конкурс, уже на всесоюзном уровне.

В нем участвовали четыре сильных творческих группы, в том числе и москвичи. Победил опять проект ростовчан — скульптора Р. Г. Шекера, архитекторов Н. П. Соколова и А. Р. Пюпке. На этот раз была предложена 37-метровая фигура красноармейца, салютующего из автомата. Рядом с памятником запланировали зелёный сквер. О Вечном огне тогда даже не думали: это веяние возникло позже, когда распространилась газификация.

Но и в этот раз на этот проект денег не нашли. Ещё не была завершена реконструкция разрушенного войной здания драмтеатра и все средства шли на эту стройку.

«Начинались 80-е годы, близилась 40-я годовщина освобождения Ростова, а на Театральной площади все ещё лежал тот самый камень с обещанием поставить памятник. В горком приходили письма ветеранов с законным вопросом: когда же? Разрешение на строительство большого мемориала в областном центре должно было приниматься на уровне Совета министров СССР, но горком партии решил взять инициативу на себя. Первый секретарь обкома Иван Афанасьевич Бондаренко нас целиком в этом поддержал», — вспоминает Б. И. Головец.

Стройплощадка на Театральной площади //Фото из архива Б.И. Головца

 Был объявлен очередной конкурс, результатами которого в горкоме были недовольны.

Борис Иванович вспоминает одно из проектных предложений: гигантская винтовка, штыком воткнутая в землю. Это символ чего: сдачи Ростова, или его освобождения?

В этом конкурсе приняла участие и творческая группа из Москвы: народный художник РСФСР Ю. М. Рукавишников, заслуженный художник РСФСР А. Н. Филиппова, лауреат Государственной премии СССР Н. Н. Миловидов. Примечательно, что Н. Миловидов в качестве архитектора входил в творческую группу, разработавшую для Ростова памятник Ленину, установленный в 1963 году на площади Октябрьской революции (получившей сразу после этого имя вождя мирового пролетариата).

«Мне сразу понравился эскизный проект, я был уверен, что ничего лучшего мы все равно не найдём. Я взял на себя смелость выйти с предложением на „первого“ — Ивана Афанасьевича Бондаренко. Так и было принято решение возводить стелу. У этого проекта тогда было много противников, особенно в местных творческих кругах», — говорит Б. И. Головец.

Самый крупный в Ростове памятник

Тогда в Ростове один за другим возводились большие мемориалы, которые знакомы сегодня любому ростовчанину. «Змиевская балка», «Тачанка», «Стачка 1902 года», мемориал в Кумженской роще… Но проект, который запланировали осуществить на Театральной площади, по масштабности значительно превосходил любой из них.

Началось с подготовки территории. Театральная площадь тогда имела совсем другой вид, нежели сегодня. По южному краю сразу за проезжей частью начинался обрыв. Чтобы соорудить амфитеатр возле стелы, надо было на несколько метров поднять уровень почвы. Работы предстояли масштабные, и руководители города применили «метод народной стройки».

С соседнего здания управления СКЖД прекрасно видна чаша «амфитеатра». Старые «панорамы» склеивались из нескольких фото, к тому же не лучшего качества. Но к счастью эти фото сохранились и дают представление о масштабах строительства. //Фото из архива Б.И. Головца

 

«Мы вызвали в горком всех руководителей автотранспортных предприятий города, и поставили задачу: каждому завезти на площадь определённый объем песка. Был составлен график, организован штаб (модное тогда веяние), который возглавил второй секретарь горкома Вячеслав Алексеевич Денисенко, энергичный, даже порой излишне горячий руководитель. Работы продвигались очень быстро», — вспоминает Б. И. Головец.

Трудности строительства

Далее эскиз-рисунок предстояло перевести в рабочие чертежи. Этим занимались инженеры института «Ростовгражданпроект» и Ростовского вертолётного производственного объединения (РВПО). И тут выяснилось, что красиво нарисованная в эскизе стела представляет собой настоящую головоломку в технологическом плане.

Первой трудностью была аэродинамика. 72-метровой высоты сооружение обладает большой парусностью, и на высокой токе над Доном должно было подвергаться огромной ветровой нагрузке.

Конструкторы вертолётного завода не могли её рассчитать, поэтому ростовчане за помощью обратились в легендарный ЦАГИ — Центральный аэрогидродинамический институт имени Жуковского. Туда повезли модель стелы, выполненную в масштабе 1:16. Модель продули в аэрогидродинамической трубе, и получили ценные рекомендации, которые были воплощены в конструкторские решения при окончательной доработке чертежа стелы.

Вторая трудность — на каком оборудовании делать памятник? «Крылья» богини победы Ники представляли собой большие листы из нержавеющей стали толщиной до 40 миллиметров. Несколько десятков тонн стали были выписаны Ростову по линии Госснаба СССР. Эти листы нужно было свальцевать (выгнуть по очень сложному профилю), меняя контур прогиба. Завода, который бы взялся за такую технологически сложную работу, на примете просто не было.

Еще одна панорама большой стройки, снято со здания дратеатра Горького //Фото из архива Б.И.Головца

 

«Мы обратились к нашему депутату от Ростовской области в Верховном Совете СССР Виктору Васильевичу Кротову, министру энергетического машиностроения. Он направил распоряжение директору таганрогского завода „Красный котельщик“ Паршину взять этот заказ. Но директор за голову схватился: нет станков, способных вальцевать листы стали таких размеров. У нас тоже шок: сколько сделано работы, а тут нет элементарных технологических возможностей!», — говорит Б. И. Головец.

Решение пришло, откуда никто не ожидал. Скромный завод монтажных заготовок в Красном Сулине взялся сделать этот заказ, и в течение полугода все сделал. Поистине, золотые руки были у тех заводчан!

Ещё одна сложность: листы нержавеющей стали нельзя было приваривать на основание из чёрного металла. При соприкасании разнородных материалов возникают блуждающие токи, способствующие коррозии. Поэтому делались изоляционные втулки, на которую была посажена вся обшивка.

«Когда в „Вечернем Ростове“ тех лет был опубликован репортаж, что на Театральной площади ставят богиню Победы Нику, в горком опять посыпались обращения ветеранов: мы, де, воевали не за какую-то Нику! Пришлось срочно ехать в Москву в мастерскую к Рукавишникову, чтобы он изменил эскиз фигуры. Теперь официально это была Родина-мать. Но в народе её по-прежнему называли Никой», — вспоминает Б. И. Головец.

Золото для Ники

Не менее сложным был вопрос: где найти три с половиной килограмма сусального золота для покрытия ордена и фигуры Родины? Первый секретарь обкома Иван Афанасьевич Бондаренко обращался в Политбюро ЦК КПСС, но положительного ответа не было. Все ссылались на крупный и неприятный разговор в Политбюро (его затеял М. А. Суслов) о нерациональном подходе к использованию золотого запаса страны. В то время шли большие реставрационные работы в Петергофе, много позолоты шло туда. «А Ростов это далеко не Ленинград», _ объяснили Ивану Афанасьевичу в Политбюро.

Но ростовчане нашли обходной путь. Вот что вспоминает об этом Б. И. Головец:

«Мы неформально дружили с работником аппарата Верховного совета, который приходился зятем первому заму предсовмина СССР. Вышли на него с просьбой: организовать приём у тестя. И вот, в конце рабочего дня, я по спецпропуску вошёл в Кремль. Разговор опять пошёл о трудностях и мерах, которые принимаются в стране по экономии золотого запаса. Тогда я сказал, что мне невозможно возвращаться в Ростов, и что вместо празднования Дня Победы в центре города будет стоять стройплощадка с незавершённым памятником. Рука собеседника потянулась в «кремлевке» и последовал диалог с министром финансов: «Ты ведь хорошо знаешь этих ростовчан и их природные замашки». Ночным рейсом прилетел в Ростов, и сразу к Ивану Афанасьевичу Бондаренко. Тот сказал: «Не может быть!»…

Разрешение было подписано, но сусальное золото было в дефиците, как и многое другое в советское время. «Выбивать» заказ послали в Москву секретаря Ленинского райкома Владимира Андреевича Елагина, как наиболее напористого и дипломатичного.

«Бери донского рыбца, бери шампанское, но без золота не возвращайся», — напутствовали гонца в Ростове. Елагин успешно справился с задачей, и вскоре Ника-Родина оделась в сусальное золото.

На площади были сооружены стапеля, наподобие тех, что используются в авиационной промышленности (здесь пригодился опыт вертолетостроителей). На них была начата сборка стелы.

Верхняя часть конструкции, включающая в себя Нику с крыльями, и орден Отечественной войны, весила около ста тонн. Для того, чтобы поднять её на 70-метровую высоту, сверхмощный кран доставили на барже из Волгодонска (такая техника имелась только на заводе «Атоммаш»). Установка выполнялась специалистами «Южтехмонтажа».

Золотая Ника, она же Родина-мать, один из сегодняшних символов Ростова-на-Дону. //Фото из архива Б.И. Головца

 

«Подъем должны были осуществлять рано утром, монтажники меня попросили, чтобы на площадке никого не было: примета, мол, такая, а без начальства работать спокойнее. Я обещал не приезжать и не сдержал своё обещание, приехал на площадку в семь утра. Ника с орденом уже стояла наверху стелы, вся в отблесках сварочных огоньков», — вспоминает Борис Иванович Головец.

В структуру мемориала вошли чаша с водой, на которой установлен Вечный огонь, рельефные композиции «Фронт», «Тыл», «Мир» и звонница с колоколами. Задумкой было сочетание высоты, воды, огня, света и звука. Пожалуй это самый сложный мемориал Ростова: и по конструкции, и по восприятию.

Брошенный мемориал

Мемориал «Освободителям Ростова» на Театральной площади был торжественно открыт 8 мая 1983 года. С тех пор он является одним из главных воинских мемориалов нашего города. Каждый год здесь проводятся официальные мероприятия к памятным датам.

Что бы там ни говорили критики, стела хорошо «вписалась» в центральную площадь Ростова //Фото из блога автора

 

Столь сложное сооружение требует постоянного ухода и контроля за его состоянием.

Прошло три десятка лет, но весь уход за стелой заключается только в замене лампочек габаритных огней на вершине стелы. В конструкции памятника находится демпферное устройство, которое гасит колебания стелы. За этим процессом надо следить, но сегодня этого никто не делает.

Обрушившийся колокол это тревожный сигнал: значит, с памятником не все в порядке. Нет регламента обслуживания объекта, отсутствует финансирование содержания памятника. Контроль за состоянием стелы должна осуществлять, вместе в городским управлением культуры, проектно-исследовательская организация, имеющая соответствующее оборудование и специалистов. Этого пока нет, значит ситуация никем не контролируется.

Оборвавшийся колокол быстро повесили на прежнее место. Но если вдруг рухнет фигурка Ники, что сейчас олицетворяет наш город, Ростов оконфузится на всю страну. А кто поручится, что 100-тонная конструкция сейчас хорошо держится на 70-метровой высоте?

Опубликовано в газете «Вечерний Ростов», автор — Александр Оленев, оригинальный текст размещён в блоге автора


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...