После выборов в России Дэвид Кэмерон позвонил Владимиру Путину. Не было восторженных поздравлений с его стороны, однако Кэмерон выразил надежду на сотрудничество с Путиным, когда тот вернётся в Кремль. Премьер-министр так же выразил надежду на то, что Лондон и Москва смогут «преодолеть трудности в отношениях», которые, как известно, весьма велики.

Победа Владимира Путина на президентских выборах предстаёт дилеммой для всех западных стран, не только для Великобритании. Ни у кого нет сомнений, что Путин, который возвращается в Кремль в мае, — это все тот же Путин, который эффективно управлял Россией последние 12 лет: жёсткий, бескомпромиссный, подозрительный и любящий ехидные замечания о западном лицемерии и политике двойных стандартов.

В самой России протестное движение против Путина, сосредоточенное в основном в Москве, похоже, продолжится. Но среди представителей МИД Евросоюза полагают, что Путин перетерпит все протесты и завершит свой новый срок в должности президента не раньше 2018 года. Хорошо это или плохо, но именно Путин будет распоряжаться вопросами внешней политики России и выказывать стратегическую расположенность России на Балканах, в Сирии, Иране и по другим международным вопросам.

Отношения между Москвой и Лондоном были очень сложными последние 10 лет. Они стали ещё хуже в 2006 году, после отравления полонием Александра Литвиненко по политическим мотивам. Кэмерон пытался устроить небольшую «перезагрузку» отношений, в том числе во время последнего визита в Москву вместе с Уильямом Хейгом. Но пока его внимание было сконцентрировано на британских деловых интересах, Гаага не могла себе позволить проигнорировать плачевное состояние прав человека в России. Кроме того, существует до сих пор не исполненный Великобританией запрос об экстрадиции Андрея Лугового, предполагаемого убийцы Александра Литвиненко.

«Вся внешняя политика и дипломатические отношения — смесь прагматичной политики и моральной политики», — говорит Денис Макшейн, бывший министр по европейским вопросам от Лейбористской партии Великобритании.

Он уверен, что «крупные внешнеполитические ведомства мира» должны собраться и решить, как вести дела с Путиным в следующие 5–10 лет, и в то же самое время поддерживать связь с растущей российской оппозицией. Они должны учитывать, что Путин не останется навечно, он говорит: «Мы должны извлечь опыт из того, как нам изрядно пощекотали нервы Каддафи и Асад».

Макшейн добавил, что за последние 10 лет никому из западных лидеров не удалось переиграть успешную путинскую политику или выработать единую политику в отношении России. «В Германии отказываются критиковать его. Миссис Клинтон провозгласила большую перезагрузку после эры Джорджа Буша. Блэр поспешил обнять его. Кэмерон, честно говоря, был более отдаленным и настороженным. Но ничего из этого не сработало», — сокрушается Макштейн.

Денис Макшейн и другие депутаты Парламента Великобритании призывают к тому, чтобы имена тех 60ти русских чиновников, причастных к убийству адвоката, назвали и пристыдили, а затем запретили въезд в Великобританию. Парламентские дебаты привлекли усиленную поддержку трех бывших министров иностранных дел, депутатов партии Тори и Лейбористской партии. Чиновники МИД Великобритании намекают, что есть некоторые правительства, которые поддержат идею о запрете на поездки для коррумпированных чиновников, но эта санкция должна применяться во всем мире. В настоящее время, касаемо России, акцент находится на деловых вопросах, ведь Россия — третий по величине торговый партнёр Британии.

По словам Роберта Кларка, бывшего советника Робина Кука и председателя Российского Фонда, визовый запрет и заморозка активов одни из немногих рычагов Британии в отношениях с Москвой. «Они невероятно сильно злят русских чиновников», — говорит Кларк, — «Они боятся даже одной мысли об этом, потому что очень любят ходить по магазинам в Лондоне».

Кремлевские бюрократы вышли на глобальный уровень. И хотя они провозглашают русский национализм, они считают себя гражданами мира. «Русские чиновники довольствовались „дружественностью“ Великобритании», — говорит Кларк, — «которая всегда была местом, где российская элита оставляет огромные деньги».

Однако он признал, что есть некоторые препятствия к принятию жёсткой линии относительно Москвы, главным образом — европейская разобщённость и зависимость от российских газа и нефти.

Кларк выделил Германию, Италию и, в меньшей степени, Францию по их любезному отношению к Москве, которая видела только «односторонние коммерческие интересы», стоящие выше прав человека.

«Вы должны найти изъян в системе Путина. Существует разрыв между невероятным российским шовинизмом и между привязанностью российских чиновников к некоторым местам», — призывает Кларк.

На сегодняшний день лучшие карты по-прежнему у Путина. На прошедшей неделе он дал понять, что он готов дать Британии важную роль в проекте Nord Stream, по условиям которого по дну Балтийского моря будет проложена газовая труба из Сибири непосредственно в Германию. Он так же заговорил более мирным тоном с Сирией. Это может быть полезно. Или нет.

В любом случае, теперь Путин, а не несчастный Дмитрий Медведев, вновь будет собеседником запада.

Источник: The Guardian , автор: Люк Хардинг, статья переведена на русский язык Тамарой Борзовой


Было интересно? Хотите быть в курсе самых интересных событий в Ростове-на-Дону? Подписывайтесь на наши страницы в Facebook, Instagram и ВКонтакте и канал в ЯндексДзен и Telegram.

Вы можете сообщить нам свои новости или прислать фотографии и видео событий, очевидцами которых стали, на электронную почту.



Новости smi2.ru

Новости партнеров