В конце июня Театр 18+ объявил о прекращении своей деятельности в качестве постоянно действующей репертуарной театральной площадки.  Незадолго до этого корреспондент «Городского репортера» поговорил с Юрием Муравицким, художественным руководителем Театра 18+, который рассказал об основных причинах возможного ухода театра с ростовской сцены.

— Как случилось, что театр попал в такое непростое финансовое положение?

— Все очень просто — денег на новые постановки нет. А старые спектакли наши зрители уже пересмотрели. Денег на рекламу, чтобы привлечь новых зрителей, тоже нет. Это значит, что билеты продаются плохо — выручка с их продажи низкая, следовательно, денег на новые постановки нет. И дальше так по кругу. Бесконечно жить за счёт постоянных денежных вливаний учредителя театр не может.

 

— Изменился ли в связи с этим актёрский состав? Много ли тех, кто готов работать только за идею?

— «За идею» у нас актёры не работали. Театр всегда платил им за выход на сцену. А своей труппы у нас никогда не было — только приглашённые артисты.

— В своём инстаграме театр пишет, что 51% от суммы для постановки камерной оперы «Это любовь», которую, думаю, многие ждут, удалось собрать при помощи зрителей. А как обстоят дела с пожертвованиями непосредственно театру, а не конкретным постановкам? Чувствуется ли поддержка от зрителей?

— Дела с пожертвованиями в последнее время обстоят никак. За последний месяц собрали примерно 500 рублей.

Наши зрители и друзья театра помогали нам как могли. За что им огромное спасибо!

Но их не так много. Сейчас сложное время — всем тяжело. До конца сезона мы как-то дотянули — уже хорошо.

— Как театр планирует жить дальше? Может быть, в планах привлечь спонсора или так же идти вперёд на чистом энтузиазме? Есть ли какая-нибудь финансовая подушка безопасности?

— Театр никогда не работал на чистом энтузиазме. У нас есть учредитель, и он всегда поддерживал театр. Попытки привлечь спонсоров, по большому счету, ни к чему не привели. Финансовой подушки безопасности у нас нет. По аренде уходим всё дальше и дальше в минус. Сейчас команда театра в отпуске без содержания на неопределённый срок. Что будет дальше — неизвестно.

— Межрегиональная перфоманс-игра «Смотри на меня» продолжит своё существование после снятия режима самоизоляции? И как вам такой опыт?

— Опыт интересный, и, думаю, он будет продолжаться. Но никакой коммерческой составляющей у этого проекта пока нет.

— В чем заключается суть игры?

— Каждый участник игры делает то, что может, чтобы смотрели именно на него.
Зрители голосуют за того, на кого они больше всего смотрят — кто им больше всего понравился. Об этом они сообщают в чате трансляции. Выигрывает тот, за кого проголосует больше зрителей.

Это то, что сейчас происходит в соцсетях: все что-то снимают и выкладывают и очень хотят, чтобы на них смотрели — массовый эксгибиционизм. В перфомансе «Смотри на меня» всё это сконцентрировано и обострено условиями игры.

— Как вам практика репетиций онлайн? Создаёт ли экран большой барьер между вами и актёрами? Хотели бы в будущем часть репетиций проводить в сети, ведь это неплохо экономит ценный ресурс?

— Я уже привык репетировать онлайн. Барьер со временем преодолевается. Думаю, и в будущем можно при необходимости проводить часть репетиций таком формате. Но если мы говорим о спектакле, который должен играться на сцене — то бесконечно репетировать онлайн невозможно. В какой-то момент нужно выйти на сцену.

— Насколько важна публика во время спектакля? Велика ли разница между залом живым и цифровым?

— Контакт между людьми в реальном пространстве и в виртуальном — это принципиально разные вещи. От реакции публики от её «дыхания» очень многое зависит в театре.

Онлайн-театр энергетически — это всегда разговор с пустотой, что тоже интересно.

— На самоизоляции театр провёл более 30 онлайн-показов. Как считаете, могут ли такие онлайн-спектакли стать достойной заменой живому театру? И большую ли конкуренцию они составят реальным спектаклям после пандемии?

— Важно понимать, что онлайн-показы спектаклей — это всегда выход из положения, только и всего. Когда нет возможности посмотреть спектакль живьём — почему бы не посмотреть его онлайн. Но о замене одного другим речи не может идти. Хотя, конечно, после пандемии, как собственно и до неё, люди будут смотреть спектакли онлайн.

— Понравился ли вам такой опыт показов? Хотели бы продолжить эту практику или, может быть, в будущем стали бы вести онлайн-трансляции живых спектаклей?

— Онлайн-трансляция живых спектаклей — дело дорогое и с экономической точки зрения не выгодное. Мы уже оказались в новой реальности, и так как раньше — уже не будет. Будет примерно так же, но по-другому. Мы будем другими. Это значит — хотим мы этого или нет — онлайн-театра будет больше.

— Театр 18+ в значительной степени отличается от других театров города характером своих постановок. Некоторым они приходятся не по вкусу, люди говорят, что слишком пошло. По вашему мнению, как скоро публика привыкнет к такой неудобной «пошлой» правде в театре и привыкнет ли вообще?

— Во-первых, вопрос в том, что считать пошлостью. На мой взгляд, пошлость — это безвкусица и желание понравиться — и по этим показателям мы явно не на первом месте. В этом смысле на сценах репертуарных театров столько откровенной «китчухи» и пошлости, что нам за ними не угнаться. Во-вторых, правда пошлой не бывает. Пошлой бывает ложь. Часто пошлость — это не то, что на сцене, а то, что в головах людей, в их восприятии. И тут только самообразование поможет. Больше читать, смотреть, слушать. Тогда будет проще разобраться, где пошлость, а где нет.

Но, если честно, мне уже всё равно. Кто не хочет привыкать — пусть не привыкает.

У Театра 18+ всегда была своя публика, которая понимала и ценила то, что мы делаем. Мы не стодолларовая купюра, чтобы нравиться всем. А вот чем Театр 18+ отличается прежде всего, так это наличием внятной художественной политики.

— Театр завершил восьмой сезон и, как мы знаем, ушёл на заслуженные каникулы. Какие планы на новый сезон? Какие постановки ждать зрителю?

— Индейцы говорят — хочешь рассмешить духов — расскажи им о своих планах. Никто не знает, когда театр вернётся с каникул и вернётся ли. Могу сказать одно — мы обещали выпустить оперу «Это любовь» и мы ее выпустим в том или ином виде. Про остальное говорить не имеет смысла. Возможно, опера «Это любовь» будет последним подарком Театра 18+ Ростову-на-Дону.


Было интересно? Хотите быть в курсе самых интересных событий в Ростове-на-Дону? Подписывайтесь на наши страницы в Facebook, Instagram и ВКонтакте и канал в ЯндексДзен и Telegram.

Вы можете сообщить нам свои новости или прислать фотографии и видео событий, очевидцами которых стали, на электронную почту.