Бодрячком под зловещей луной

0
2

— Бодрячком… под коньячком и с рюкзачком…


— Нет! Под рюкзачком и с коньячком. У нас ведь поход, а не пьянка.


— Так это смотря сколько коньячка…

«Бодрячком» — название нашей группы. У нас оргсбор, мы придумываем девиз и составляем меню. Полным ходом идет подготовка к экспедиции "Рождественский экстрим 2011", проводимой клубом туризма и альпинизма "Планета". Кстати, это только у меня при словах «зимний поход» бегут по коже мурашки, а перед глазами возникают все ужасы январских морозов, тропежки по пояс в снегу и покрытых инеем палаток. А в группе народ опытный. Такой экстрим на их счету не первый, а потому и отношение к мероприятию довольно спокойное. Ну да, январь. Ну подумаешь, минус 20 ночью будет. А может и не будет…

Руководитель нашей группы вносит в список продуктов капусту. «Салат вечером сделаем, витамины…» Я живо представляю себе процесс резки капусты при 20-градусном морозе. Экстрим…

Групп (или отделений) всего восемь. Главнокомандующий экспедицией («можете называть меня просто Генерал») раздает руководителям карты с указанием конкретного маршрута. Все отделения идут разными путями – в основном вдоль рек, которых в районе великое множество, и встречаются лишь на подходе к цели маршрута — вершине под названием Урденижерта («Похоже на «утреннюю жертву», — поделился ассоциациями кто-то из участников).

— А теперь две проблемные группы… — Генерал делает паузу, обводя взглядом собравшихся, и называет фамилии. — Вы будете идти по хребту…
— А вода? – подает голос наш руководитель, оказавшийся в числе «проблемных».
— Пятьсот метров вниз и будет вам вода, — замечает главнокомандующий. На его лице не отражается никаких эмоций, а потому понять, шутит он или нет, не представляется возможным.

Проверить это довелось совсем скоро. На первом же привале. Ради добычи воды ребятам приходится героически спускаться аж до самого места первой стоянки. Потому что река ожидаемо оказалась далеко внизу, но совсем уж неожиданно зимой в горах почти не оказалось снега. Сквозь опавшую листву пробивается зеленая травка, а птицы своим веселым щебетанием сбивают нас с толку. Куда мы попали, в какое время года, и где, в конце концов, наш экстрим?!

Эти вопросы перестают быть актуальными довольно скоро, когда мы понимаем, что заблудились. Я сразу вспоминаю, чем отличается поход от экспедиции. В походе есть описание заданного маршрута, фотографии перевалов. В экспедиции есть только карта. А у нас-то как раз экспедиция…

Местный рельеф сильно изрезан мелкими отрогами. Подъем-спуск, подъем-спуск. Соотнести с картой, где именно мы находимся, было действительно непросто. Со стороны наши попытки ориентирования на местности выглядят забавно – через каждые 10 минут привал и совещание над картой:

— Нам нужна вот эта гора.
— А это, по-твоему, что?
— Это гора. Но не та. Это просто гора. А нам нужна гора Гора.
— Значит, спускаемся с горы и идем к горе Горе.

Спустившись на правильную тропу, мы могли бы попробовать наверстать упущенное и попытаться все же успеть к назначенному месту ночевки, но… обнаруживается потеря бойцов. Двух. Они просто исчезли. Приходится прекратить движение и начать поиски. Увы, безуспешные…

Ночь перед Рождеством проходит грустно – без колядок, песен и прочего веселья. Мы все думаем о том, как же там наши товарищи – без палатки, одни, затерянные в лесу, им сейчас холодно и страшно…

Но, как выяснилось наутро — когда они все-таки нашлись — переживали мы зря. Не было им там ни страшно, ни тем более грустно. А все потому, что одним из этих двоих был человек, известный как минимум всей Планете тем, что любую ситуацию, даже самую безвыходную, умеет превратить в праздник. Макс Панков. Количество минут, проведенных в его обществе, прямо пропорциональны мегабайтам полученных эндорфинов.

Кроме того, у наших потерявшихся товарищей оказался тент от палатки, который в умелых руках превратился в почти уютное жилище, был костер, и главное, было мясо, припасенное для рождественского шашлыка. И пока мы в молчании и грустных мыслях поедали кутью и салат из капусты (порезанной, к счастью, при плюсовой температуре), эти двое провели увлекательный вечер, о чем свидетельствовала видеозапись с места событий, снятая на мобильный телефон Панкова — чтобы мы не сомневались. Вот уж с кем не страшно в лесу потеряться 🙂

С маршрута мы не сошли. К вечеру второго дня подходим к месту, где должны были по плану остановиться на первую ночевку. Любуемся окрестными хребтами в предзакатном свете…

…И героически решаем продолжать путь, чтобы догнать остальные группы, которые уже стоят в штурмовом лагере.

Мы выходим из зоны леса уже почти в темноте. В свете луны окружающий пейзаж напоминает пустыню – вокруг только снег и плавные очертания хребтов.

Идущий рядом Антон, зная о моих графоманских наклонностях, настоятельно советует включить в будущий рассказ о путешествии фразу «и зловещая луна освещала их путь». Мы смеемся и этим подбадриваем себя, потому что вокруг темно и холодно, а хочется костер и тепло, а когда это все будет, и туда ли мы вообще идем… нет, об этом лучше не думать. Держимся бодрячком (надо же название оправдывать!), полностью доверяемся руководителю и продолжаем сочинять наш рассказ…

Вдруг под «зловещей луной» показываются слабые огоньки. Они быстро приближаются и – о чудо! – оказываются фонарями Главнокомандующего и его Армии спасения. Это уже потом мне шепнули по секрету, что если бы не наши спасители, мы бы не нашли в снегах нужную тропу и вынуждены были заночевать прямо там, наверху, без дров, а соответственно воды, еды и тепла, и только зловещая луна освещала бы наши замерзшие и уставшие тушки. Но все обошлось, за что Генералу и его армии огромное спасибо. Через час мы уже греемся у костра, едим мясо с ананасами (последние обнаружились в рюкзаке Панкова среди прочих килограммов «неучтенки») и чувствуем себя героями. Ведь мы за полдня (если учесть, что до обеда занимались поисковыми работами) осилили путь, который остальные группы прошли за два!

А утром штурмуем вершину. Да, фраза, конечно, красивая, но на самом деле все выглядело так. Идем в тумане, неспешно набирая высоту и не имея ни малейшего представления о том, где же она, наша Урденижерта («Ну где ты, Утренняя жертва?» — вопрошали отдельные участники, глядя в небеса).

Временами туман слегка рассеивается, и виден даже кусочек гор Архыза:

Спустя два часа обнаруживаем, что впереди идущие отделения столпились на каком-то возвышении впереди, воткнули в снег флаги и вообще выглядят так, словно не собираются больше никуда идти. Ага, мы, оказывается, пришли. Фотографируемся в тумане и спускаемся в лагерь. Жаль, что погода не позволила оценить всю красоту, что открывается с вершины. Но уже хорошо, хоть дождя не было…

К ночевке в этот раз приходим без приключений. Обгоняем пару групп, чтобы спуститься пониже и на следующий, последний, день пройти поменьше. Наш хитроумный план был разгадан и нарушен. Нет уж, хотели экстрима, получайте по полной программе.

После утреннего обхода Генерал отпускает с миром большую часть отделений, а наше и еще пару приглянувшихся ему по неизвестным причинам ведет особой, только ему известной дорогой, которая где-то в лесу неожиданно заканчивается. Не то, чтобы там совсем ничего не было. Там был обрыв. Такой, что сам Главнокомандующий призадумался. Пока он размышляет, а опытные участники идут на разведку, наши ребята быстро организуют костер внутри засохшего пня (вот эта молниеносность в разжигании костра меня не переставала удивлять на протяжении всего похода, у них это получалось быстрее, чем у меня – зажечь спичку). Чтобы не терять зря времени, решаем пообедать.

А тут как раз подходит время сеанса радиосвязи. Руководители отделений, которым повезло больше нашего, докладывают о своем местонахождении.

— Мы спустились, стоим внизу у реки. А вы где?
— Мы… — начал главком. – Мы… — он исподлобья оглядывает группу. — Мы в…

Мы притихли и молча выжидаем. И вдруг понимаем, что наш всегда серьезный Генерал, ни разу за всю экспедицию не позволивший себе даже улыбку, сейчас с трудом сдерживает смех, потому что описать ситуацию, в которой мы оказались, и при этом остаться серьезным просто невозможно. Спустя минуту группа валяется на земле от хохота, а доносящееся из рации: «повторите еще раз, где вы?» только усиливает волну массовой истерики.

Спустились мы благополучно. За предпринятые меры безопасности при спуске очередное спасибо Генералу и отдельная благодарность руководителю нашей группы за то, что мужественно отдал мне свой ледоруб.

А дальше — дорога до поселка без всякого экстрима, автобус и отъезд домой, который почему-то всегда является наименее приятной частью маршрута. Но мы все равно держимся бодрячком, надо ведь название оправдывать!

Да, кстати. Коньяку тоже нашлось применение. В последний день экспедиции в нем мыли руки и чистили зубы. Воды на стоянке не было, зато крепкого напитка — хоть ванну принимай. Вот и использовали как могли. У нас ведь поход, а не пьянка 🙂


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...