//Фото: Сергей Остапов / 1РнД

В Ленинском суде Ростова-на-Дону, где проходит громкий процесс, защита предпринимателя заявила о грубейших нарушениях при составлении обвинительного заключения.

Как сообщает информагентство «1РнД», в понедельник, 25 декабря, в Ленинском суде Ростова-на-Дону состоялось очередное слушание по делу инвестора банка «Донинвест» и акционера 19% капитала банка «Западный» Александра Григорьева, который обвиняется, по данным Гепрокуратуры РФ, в выдаче по подложным документам заведомо невозвратных кредитов юрлицам, оформленным на подставных лиц, в проведении фиктивной сделки по продаже здания в Симферополе, в результате чего были похищены более 2,18 млрд рублей, принадлежавших этим банкам.

Сам Григорьев по-прежнему отрицает эти обвинения, утверждая, что на самом деле он не имел отношения к выдаче и оформлению этих кредитов.

По его словам, в обоих банках с его приходом оставалась старые команды, которые контролировались прежними собственниками банков, а он только пытался своими денежными вливаниями реанимировать финансовые структуры, практически «утопленные» предыдущими собственниками, что также подтверждается многочисленными свидетельскими показаниями. К сожалению инвестиции не привели к желаемому результату и банки рухнули, утверждает Григорьев, под грузом проблем, созданных прежними собственниками Леусом («Западный») и Парамоновым («Донинвест»).

Судья Строков, как и предполагали заранее защитники бизнесмена, передает «1РнД», отказал удовлетворении всех ходатайств, заявленных адвокатами: ранее СМИ, со ссылкой на адвокатов, сообщали о целом ряде процессуальных нарушений, допущенных, по их мнению, в ходе расследования и составления обвинительного заключения.

«Начнем с того, что нам не предоставили достаточно времени для ознакомления с материалами дела — в нем 259 томов, приходилось изучать по 2–6 томов в день, в итоге я, например, не успел прочитать 39 из них», — приводит информагентство слова адвоката Сергея Шенкнехта.

Впрочем, судя по всему, и заместителю Генпрокурора РФ Виктору Гриню, утверждавшему обвинительное заключение, согласованное начальником управления по расследованию организованной преступной деятельности следственного департамента МВД РФ Сергеем Петряшовым, семи суток на ознакомление с ним тоже не хватило.

Иначе, конечно, он вряд ли бы пропустил в суд, пишет «1РнД», очевидный ляп, на который обратила внимание судьи защита Григорьева: в материалах «пропали»… почти 800 млн рублей, хищение которых ему инкриминируется!

«Следователи представили пять транзакций по перечислению одним из банков на счета фирм-контрагентов: на 30, 27, 520, 30 и 13,4 млн, подведя ниже черту — „а всего на общую сумму 1 403 млн рублей“, — говорит адвокат Михаил Тохмахов. — Но, подождите, господа, как же так! — простой арифметический расчет, доступный даже пятикласснику, показывает, что в сумме это дает 620,4 млн рублей. Вопрос: откуда взялись еще почти 783 млн?! Просили суд вернуть дело на доследование, исправить и вернуть на рассмотрение уже в корректном виде — отказали».

А судье, к слову, вероятно, придется совсем нелегко: ему предстоит разбираться в хитросплетениях банковских процедур без финансово-аналитической экспертизы, которая могла бы, по идее, установить, куда делись деньги, выведенные из банков. Таковой, как утверждает защита бизнесмена, просто нет в материалах.

«При всем уважении к судье, заключения о движении средств все-таки должны давать специалисты, — считает адвокат Тохмахов, на которого ссылается издание. — Защита Григорьева приводит неоспоримые доказательства того, что деньги реально возвращались в банк путем так называемой „переупаковки“ кредитов, не проверяются, ходатайства о проведении экспертизы были отклонены по надуманным, на наш взгляд, основаниям».

Тохмахов утверждает, что в деле есть множество доказательств, показывающих образом восстанавливались резервы и улучшались показатели банка. Также ЦБ в своих предписаниях указывает, что видит эти технические кредиты и средства от их выдачи возвращаются в банк в погашение ранее выданных кредитов, а залоговое имущество при этом выводится в пользу бывших собственников банка. «Так, например, следствие не установило конченых выгодоприобретателей при выводе из-под залогов зданий „Фитнес-Дон“ и „Донавтовокзал“. Именно поэтому защита требовала направить дело на дополнительное расследование. Но нас не пока услышали», — заключает адвокат Тохмахов.

Между тем, независимые эксперты действительно подтверждают: подобные операции в отечественном банковском бизнесе — явление довольно распространенное, и если уж это считать криминалом, придется, надо полагать, привлекать к ответственности немалую часть этого сообщества.

«Пытаясь соответствовать строгим нормативам регулятора, кредитные организации подчас вынуждены искусственно улучшать качество кредитного портфеля, — объяснил агентству экс-предправления одного из ростовских банков, пожелавший не афишировать свое имя. — Предписания, направленные ЦБ по итогам проверок о формировании резервов на возможные потери по ссудам, иногда исполняются кредитными организациями в тот же день. При этом проблемные кредиты гасятся, как правило, за счет средств самой кредитной организации, а резервы восстанавливаются. Причем, в этот же день выдается новый кредит, иногда тем же заемщикам. И уж точно такую схему нельзя назвать мошеннической, т. к. деньги возвращаются в банк. Но в каждом случае надо прослеживать эту схему до конечного бенефициара — для этого и существуют финансовые эксперты-аналитики, которые должны помочь компетентным органам разобраться — украли деньги или просто пытались восстановить нормативы. Григорьева знаю очень давно, и для меня очевидно, что он пытался реанимировать „Донинвест“ после бесчинств прежних собственников. Но требования регулятора о деформировании резервов на огромную сумму окончательно потопили банк».

Но это еще не все. Адвокаты утверждают, по информации «1РнД», что следствие проведено «спустя рукава» — некоторые протоколы допросов фактически выполнены формально, повторяя друг друга под копирку, что, по их мнению, грубо противоречит требованиям уголовно-процессуального кодекса: люди говорят, в принципе, одними и теми же фразами — и таких повторов достаточно много, а ряд свидетелей, на показаниях которых в значительной мере выстроено обвинение, говорят большей частью догадками и предположениями — «предположительно», «возможно», «я думаю», «со слов сотрудников», что вообще-то закон признает недопустимым, а все обвинение Григорьева строится на взаимодействиях с «неустановленными лицами», которых ни увидеть, ни допросить суду не удастся.

«Обвинение предъявлено без конкретики, — отмечает адвокат Павел Абрамов. — Неустановленные „соучастники“, невыясненные обстоятельства… Домыслы, ничем не подтвержденные. Нет доказательств о создании преступного сообщества — все основано, опять-таки, на предположениях. Плюс нас возмущает, что после этапирования в Ростов-на-Дону Григорьев содержится в спецсблоке СИЗО-1, предназначенном для террористов и убийц: камера на двоих площадью около 4 кв.м, полная изоляция — разве это не попытка оказать на них психологическое давление? И еще совершенно непонятно, почему нам отказано в приобщении к делу так называемому „понятийного соглашения“ между Александром Григорьевым и владельцем „Донинвеста“ Михаилом Парамоновым, которое опубликовано даже в Интернете: оно могло бы стать одним из ключевых моментов, который помог бы установить, как, кем, куда, в каких целях направлялись деньги, и, самое важное, кто на самом деле стоит за банкротством банка».

Суровые условия содержания, очевидно, сказываются на здоровье Григорьева. Судебное заседание, по данным издания, закончилось вызовом кареты скорой помощи в связи с резким ухудшением самочувствия бизнесмена, а его адвокаты заявили суду ходатайство об объективном медицинском обследовании Григорьева в условиях стационара.

Мы продолжим следить за этим процессом, резюмирует «1РнД».

Новости smi2.ru

Новости партнеров