Мы, кажется, стали забывать очень важные вещи, — те вещи, которые только и делают человека человеком, высоконравственным существом. И время от времени просто необходимо обращаться к нашим классикам, к тем, кто является средоточием нравственности и мудрости, и подпитывать себя из этих источников.

Сейчас не в моде стали понятия «верность», «духовность», «патриотизм»… В суете и погоне за материальными благами мы забыли о них, забыли о том, что есть что-то более важное для человека, чем бутерброд с икрой и машина последней марки. Что человек не может чувствовать себя счастливым, если он оскудел духовно, что его не будет покидать ощущение нехватки чего-то важного, если он забывает смотреть вверх, на звезды.
За счастье мы принимаем новую квартиру и повышение по службе, за любовь — простое желание не быть одному…

Когда мы говорим о верности, то имеем в виду тот факт, что наш партнер посмотрел не в ту сторону, куда, по нашему мнению, ему необходимо смотреть. Мы так привыкли к стремлению владеть все большим и большим количеством вещей, что и другого человека, нашего партнера, тоже принимаем за вещь, которая принадлежит нам… и только нам.

Самое время прислушаться к тому, что говорят более мудрые, более глубокие и более духовные люди:

«Чтобы быть верным, надо что-то любить; то есть надо вообще уметь любить, а именно безраздельной полной любовью.
Эта любовь и определяет человека. Она привязывает его к любимой ценности и верность, таким образом, есть приверженность ценности.
Кто ничего не любит, тот, неприкаянный, порхает, ничему не верный, всё предающий.
Кто действительно любит, тот «не может иначе», в нем властвует внутренний закон, святая необходимость. Не то, чтобы эта необходимость была ему в тягость или закабаляла его: нет, но он и не хочет иначе, он ничего другого не желал бы и не мог.
Эту необходимость он воспринимает как нечто избранное и желанное: как самоопределение, как истинную свободу. Она для него легка и естественна, и он несёт свою верность, как единственную и естественную возможность своей жизни…
Верный человек обладает глубиной характера. Тому, кто неглубок и пуст, верность не удаётся.
У верного человека ясное, честное сердце. Тот, кто обладает сумбурным, мрачным сердцем, однажды теряет свою верность в этом мрачном хаосе.
Верный человек обладает сильной, твёрдой волей.
Как может соблюсти верность слабовольный человек?
Верный человек есть та духовная сила Бытия, та непроизнесенная присяга и клятва, та точка опоры, которую требовал Архимед, чтобы перевернуть мир.
Возникая из внутренней силы, верность сама является источником силы. Она подкрепляется характером, достоинством, честь
ю»,— так писал великий русский учёный, философ Иван Ильин.

А мы роемся в телефонах своих партнёров, следим за ними, спрашиваем по десять раз на дню:«Ты меня любишь?», стыдим своих бедных партнёров, если они посмотрели «не туда»…

Что делаем мы? Разве можно ЗАСТАВИТЬ БЫТЬ ВЕРНЫМ? Разве можно заставить любить? Тем самым мы позорим себя перед самими собой и теряем своё достоинство.

Кстати, а можно ли потерять достоинство, если оно есть? Или, может, его просто никогда не было?

А вот ещё Ильин: «В наши дни большинство людей жаждет не духа, а наслаждений; трепещет не от несовершенства и близости к Нему (Богу), а от земных, чувственных сладострастий всех родов и видов, пресыщаясь ими и хладея ко всему иному. Но что ещё замечательней и фатальней — человечество наших дней выдвинуло соответствующие теории, учения, доктрины, оправдывающие и обосновывающие такую жизнь. Таковы учения: гедонизма, сводящего смысл жизни к наслаждениям, утилитаризма, успокаивающегося на пользе, экономического материализма, с его классовой борьбой и равным распределением земных благ и наслаждений и т. д.»

Но и это все могло бы быть не более, чем тягостным заблуждением, временным ослеплением: если бы, например, оказалось, что человечество ищет совершенного и только соблазнилось соблазном сладострастия,- подобно Одиссею, который стремится на свою родину и временно застревает у нимфы Калипсо; или подобно паломнику, идущему в Иерусалим и соблазнившемуся в пути земными утехами. Мы не ригористы, не педанты и не изуверы. Человек есть человек и не может обойтись без человеческого.

«Страшно иное: страшно то, что люди наших дней не хотят иного, что они ожесточились в отрицании духа и любви, что они создали воинствующий мировой центр, хотящий словом и примером, лукавством и преступлением, мукой, нищетой, страхом и кровью навязать всему человечеству уклад бездуховный и противолюбовный, навязать всем людям слепоту безбожия и ожесточённость в этой слепоте. И ещё страшно то, что человечество видит эту затею и в большинстве своём безразлично молчит или предательски способствует этой затее.
Вот где дно современного кризиса. Вот где раскрывается природа современного безбожия — в его упоённой воинственности. И, видя это дно и эту воинственность, разумея всю опасность этого процесса и приветствуя разумом и волею, и сердцем всякую благородную попытку противостать этому соблазну и остановить его победное шествие,- мы должны, мы призваны внутренне подготовить себя к борьбе с этим безбожием, научиться побеждать его духом и любовью — и в себе, и в других, и уразуметь его внутреннюю обречённость»,
— это тоже Иван Ильин.

Новости smi2.ru

Новости партнеров