Минимальный флот

0
3

Вопрос о том, какой России нужен флот, очень сложный. Сами по себе рассуждения, что нам нужен могучий флот, потому что у нас самая длинная в мире береговая линия, достаточно сомнительны. У Канады тоже гигантская береговая линия, а флот ничтожный. И чилийские ВМС — отнюдь не гроза морей. Надо заметить, что почти вся береговая линия нынешней России приходится на совершенно необжитые районы. Их, в общем, даже оборонять особенно не нужно, их защищает эта самая необжитость. Потенциальному противнику просто незачем туда высаживаться, он ничего, кроме проблем, не получит. Обжитые участки как раз очень короткие, на них и находятся наши основные ВМБ. Для собственно обороны этих участков, видимо, хватило бы береговых ПКР.

Построить надводный флот, сопоставимый с американским, настолько невозможно и настолько не нужно, что вряд ли следует обсуждать данный вопрос. А несопоставимый тем более не нужен, он же заведомо обречён на очень быструю и бессмысленную гибель, если ему придётся встретиться в бою с «большими» ВМС.

Соответственно, против «больших» (США и Китая) нам нужен подводный флот. Причём он должен решать сразу множество задач: бороться с ВМС противника (и с надводными кораблями, и с ПЛ), рвать его коммуникации, работать против берега. Против США важнее первая и вторая задачи, против Китая — вторая и третья.

Дальше возникает вопрос — какие именно ПЛ нам нужны. Видимо, мы не можем позволить себе строить лодки «узкой специализации» вроде противоавианосных пр. 949. Нам нужно нечто более универсальное.

Кроме того, надо исходить из того, что внешнее целеуказание осуществлять в случае большой войны будет некому, ПЛ в этом плане должны рассчитывать только на себя. Соответственно, нет смысла размещать на лодке оружие, дальность которого превышает дальность её собственных средств обнаружения. Зато оружия должно быть много, чтобы ПЛ была способна воевать достаточно долго.

В целом, видимо, нам нужен будет один тип ПЛА, предназначенной для борьбы с морскими целями и имеющей возможность наносить удары крылатыми ракетами по береговым целям. Естественно, важнейшим требованием к лодкам является минимальный уровень шума. Если для самолёта малозаметность в значительной степени — «предмет роскоши», то для лодки скрытность — главное, в этом ведь и заключается основной смысл данного класса боевых кораблей. На СФ и ТОФ должно быть по 15–20 ПЛА.

Возможно, имеет смысл строить ПЛА и ещё одного типа, размером с нынешние РПК СН (возможно даже с лодку пр. 941), но несущие не пару десятков БРПЛ, а несколько сотен крылатых ракет. Но, конечно, это для нас в обозримом будущем тоже «предмет роскоши».

Что касается дизельных (точнее, неатомных) ПЛ, то, наверное, нет смысла строить лодки, дублирующие ПЛА. Возможно, целесообразнее было бы сосредоточиться на строительстве малых ПЛ (которых, соответственно, можно построить довольно много, по паре десятков на каждый из 4 флотов), предназначенных, в первую очередь, для обороны своего побережья. Нечто вроде северокорейских ПЛ типа «Санг О».

Подобные лодки могли бы иметь по 6–8 ТА без возможности перезарядки, калибром меньше канонических 533 мм. Вполне подошёл бы, например, калибр 450 мм. Это позволит увеличить количество ТА на лодке. Разумеется, малая торпеда не гарантирует потопление корабля противника, но, возможно, это и хорошо. Вблизи своего берега может оказаться выгоднее не потопить корабль противника, а вывести его из строя. В идеале — лишить хода. Для противника спасение повреждённого корабля во «враждебных водах» может стать гораздо более серьёзной проблемой, чем спасение экипажа корабля затонувшего. В конечном счёте, это может привести его к дополнительным потерям.

Впрочем, для БФ и ЧФ возможна и постройка некоторого количества (по 4–6 на флот) «нормальных» дизельных ПЛ. Что касается концепции строительства надводного флота, то его целью может быть «проецирование силы» в страны третьего мира, «демонстрация флага», а также повышение боевой устойчивости подводных сил.

«Частный корреспондент» уже подробно писал об идее закупки за рубежом контейнеровозов, которые можно переделывать в авианосцы и УДК. Кроме того, можно приобретать ещё и лихтеровозы для переделки в ДВКД.

Естественно, контейнеровозы и лихтеровозы не могут стать полными заменителями классических боевых кораблей. Они просто не способны действовать без охраны со стороны таковых. Какими должны быть боевые корабли океанской зоны?

Если исходить из того, что боевые контейнеровозы становятся основой флота, то для их обеспечения лучше всего, подойдёт, видимо, эсминец, являющийся развитием «Современного». Его главное предназначение — защита контейнеровозов в море и поддержка десанта. Поэтому им нужна сильная артиллерия (по крайней мере, не хуже, чем у пр. 956) и мощные ПКР.

Что касается ПКР, наверное, идеальным вариантом был бы синтез вооружения эсминцев пр. 956 и индийского «Дели», то есть и «Москиты» либо «Яхонты» (против крупных кораблей), и «Ураны» (против малых кораблей и катеров). Ну и, разумеется, ПВО лишней не бывает, на эсминце она должна быть мощной, ЗУР должны находиться в УВП, как на последней модификации «Современного» (для Китая), а не на архаичных балочных ПУ. Видимо, в состав каждого ударного соединения должно входить 4–6 эсминцев.

Что касается прибрежного («москитного», «литорального») флота, то возникают огромные сомнения в его необходимости. Например, очень хочется понять, какова концепция боевого применения сторожевого корабля пр. 20380 («Стерегущий»). Против какого противника он будет сражаться при его крайне слабой ПВО и отсутствующей ПЛО?

Вряд ли вызывает сомнения тот факт, что должен отправиться в небытие класс малых противолодочных кораблей, которые сегодня, очевидно, не способны бороться ни с какими современными ПЛ, тем более они не подходят для борьбы с надводными кораблями и даже катерами, а уж про их ПВО лучше вообще умолчать. Вместо МРК и ракетных катеров гораздо проще (и, скорее всего, гораздо дешевле) установить вокруг основных ВМБ несколько дополнительных полков береговых ПКР большой дальности, каждому такому полку должен придаваться ещё и зенитно-ракетный дивизион. Боевая устойчивость и боевые возможности береговой обороны от этого лишь возрастут. Кроме того, побережье должны защищать войска береговой обороны, о которых шла речь в статье «Четырёхглавый медведь».

Не обойтись только без тральщиков. Наверное, есть смысл совместить приятное с полезным и строить ТЩ таким образом, чтобы в мирное время с них можно было легко снимать тральное оборудование и использовать в качестве патрульных кораблей для борьбы с пиратством и браконьерством, для чего понадобится хорошая артиллерия.

Кроме того, Россия традиционно сильна в строительстве КВП (см. статью «Волновое сопротивление»), чем вполне можно воспользоваться. Наверное, целесообразно создать КВП модульного типа, который мог бы использоваться в вариантах МДК, ТЩ, артиллерийского и ракетного катера. Несколько штук таких универсальных КВП могли бы базироваться на борту каждого лихтеровоза либо в варианте МДК, если речь идёт о десантной операции, либо в варианте артиллерийских или ракетных катеров в операциях по борьбе с пиратством и браконьерством, а также для обеспечения операций интервенционистско-миротворческого характера. Ведь, как показал опыт последних локальных войн, ракетные катера эффективны лишь в бою с себе подобными.

У своих берегов с таковыми встретиться не придётся, то есть ракетный катер нам может понадобиться только в «выездном» варианте, в операциях против стран третьего мира. Здесь и нужны КВП на борту лихтеровоза. А вот у своих баз КВП должны использоваться в первую очередь как ТЩ (здесь можно поинтересоваться норвежским опытом).

Ну и, конечно, нельзя забывать про экранопланы. В этом классе вооружений мы традиционно были впереди планеты всей. Правда, есть большие сомнения в том, что у нас правильно понимают концепцию боевого применения этих машин. Об этом речь шла в статье «Не выше телеграфного столба».

Вероятно, для закрытых морских ТВД (Балтийского, Черноморского, Каспийского) можно было бы приобрести некоторое количество десантных катамаранов типа американских JHSV. Могли бы такие корабли пригодиться и на Тихом океане для переброски войск на Сахалин, Курилы и Камчатку.

Впрочем, связка контейнеровозы-лихтеровозы-эсминцы — предмет роскоши. Их можно строить, когда остальные компоненты новых ВС уже укомплектованы и боеспособны. А поначалу можно обойтись только подлодками, тральщиками — патрульными кораблями и береговыми ракетами. Да, это экстремально, но, объективно говоря, этого вполне хватит для обороны с морских направлений. А что-то большее надо заслужить.

Александр Храмчихин
 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...