Михаил Федорович Марченко — предприниматель и руководитель районного отделения партии «Единая Россия» — человек скромный, лишенный тщеславия, не любящий привлекать к себе особого внимания. Поэтому первая встреча со мной вызвала у него особое волнение.

Все, — подумала  я. —  Сейчас человек спрячется в свою  раковинку и начнет сыпать  «нужными» словами и правильными фактами биографии. И я пошла ва-банк —  начала спрашивать про школьные пирожки. Про них Михаил Федорович знает все – от цен до содержания белков, жиров и углеводов, потому что более двадцати лет  предприниматель Марченко занимается организацией школьного питания. Когда   собеседник понял, что я не собираюсь выпытывать секреты Байконура, где ему  довелось служить, не намерена выведывать темы партийных кулуарных  разговоров – он успокоился и заговорил, потому что о своем деле Михаил  Марченко  готов  говорить сколько угодно, когда угодно и абсолютно все.

Куда приводят мечты

Миша Марченко был обычным советским ребенком. Рожденный в Ростове-на-Дону, в микрорайоне, бывшем когда-то станицей Александровской — старинном казачьем поселении. Он не очень задумывался о том, насколько необычна была его, на первый взгляд, обычная жизнь. Он был пионером и хорошистом, что не мешало ему с азартом стукаться яйцами-крашенками на Пасху. Он был физоргом школы, чемпионом района по бегу на 800 метров, что, опять же, не мешало ему с упоением читать книги и втайне от всех мечтать стать артистом. Сегодня он защищал новенького в классе, завтра – отстаивал честь школы на олимпиаде по  биологии (вопросы которой помнит до сих пор!), а  послезавтра — шел с классом расчищать снег на улицах микрорайона.

 —  Понимаете, мы всегда были заняты делом. Мы с детства знали, что такое труд. И я не считал для себя чем-то зазорным мыть класс, помогать по дому родителям, — нас так воспитывали, — говорит Михаил Федорович. – Мое отношение к делу — оттуда.

 

Когда пришло время выбирать будущую профессию, мечта об актерской карьере  рассыпалась: потомок казаков, поставлявших лошадей к царскому двору, Миша  Марченко трезво рассудил — «куда мне, я не из актерской семьи, конкурс там 27  человек на место…». Еще одной мечте — стать военным летчиком — тоже не суждено было сбыться: в последних классах у Миши зрение стало садиться, пришлось очки надевать. Тогда-то военрук и подсказал мальчишке, что есть такое Вольское высшее военное училище тыла им. Ленинского комсомола.

— Я когда узнал историю этого училища — еще от гусарских времен, прочитал книгу писателя Короленко про это учебное заведение – загорелся поступить именно туда, хотя там конкурс был как в театральное — тоже 27 человек на место, — рассказывает Михаил Федорович. – И поступил. Как нас учили!

Образование, которое получали курсанты в училище не уступало любому высшему учебному заведению. Мы изучали и психологию, и философию, и экономику, и топографию, и даже сопромат. Ведь от эффективности работы служб материально-технического обеспечения зависит боевая готовность войск. А для того, чтобы успешно справляться с задачами обеспечения нужно иметь военно-техническую и специальную подготовку, а также обладать организаторскими и морально-боевыми качествами. И этому всему учат, подготавливают, прививают в Вольском военном училище тыла. Одним из значительнейших аспектов в армейской жизни является питание. Мы также изучали в училище технологию, ведь здоровое питание бойца занимает значимую роль в жизни солдата — защитника Родины, поскольку питание компенсирует затраты ресурсов организма воинов. Нас учили организовывать рациональное питание. Я именно там научился готовить. Нас  просто снимали на сутки с довольствия и мы готовили для  себя, для товарищей и  преподавателей. То, что готовили,  то и ели, так что плохо не приготовишь. Да еще командир нам ставил оценки за это. Изучали и товароведение. Я до сих пор помню названия тканей для пошива одежды для младшего офицерского состава,  для полковников,  для женского белья.

— А вы  можете с одной ложечки определить — чего не хватает в еде? — пытаюсь  подловить собеседника.

— Честно? Это возможно. У меня практика в этом деле большая  —  я   пробую все, что готовят мои сотрудники. В любую школьную столовую могу заехать на обед и  с удовольствием отведать, попробовать все, что приготовили повара. Но ведь многое зависит не только от того, как приготовить, а из чего варить. От продуктов.  И здесь тоже нас научили разбираться. Вот отличить муку высшего сорта от муки  первого сорта я могу по одной  щепотке. Нужно только на язык ее положить и, прижав к нёбу, медленно  рассасывать.

— То есть вас обмануть  нельзя?

 — Ну, стараюсь, чтобы не обманывали. Сам живу не обманывая, и стараюсь быть  не обманутым.

История и семечки

Как только речь заходит о деле, которым Михаил Марченко занимается с 1995 года — собеседника можно не спрашивать. Только успевай на диктофон записывать.  ООО «Оптима» сейчас не работает, как и многие предприятия общепита. Как  только школы ушли на дистанционное обучение в связи  с  распространением   коронавирусной инфекции, все 75 работников «Оптимы» были вынуждены остаться на самоизоляции дома.

— Вот за  апрель  всем своим зарплату выплатил. Теперь думаю, как в мае и июне действовать. Президент пообещал нам помочь выплатой по 12130 рублей на каждого сохраненного в штате сотрудника. Специально подчеркнул — «при   условии сохранения рабочих мест». А как я не сохраню своих работников, если я  эту команду годами собирал? — делится мыслями предприниматель. – В нашей     нише – детское школьное питание — работают уникальные специалисты, неравнодушные люди, любящие детей и находящие  с ними общий язык. Таких не так уж и много. Они работают круглый год: сначала во время учебного года, затем летом — в проекте «Школьная  площадка» (как бы школьный лагерь для детей из   малообеспеченных семей, с завтраками и обедами). В настоящее время не решен вопрос об открытии «Школьных площадок» в связи с эпидемиологической обстановкой. Сейчас, пока основной работы нет, мы наладили поставку и развоз продуктовых наборов в малообеспеченные семьи.

 К празднику Победы поддержали такими же наборами ветеранов. Это раньше мы им и банкет общий в ресторане устраивали, и концерт готовили. А в этом году —  вот так.

Правда, «День Победы»  я все-таки спел, — не усидел дома, когда эта акция  на Театральной площади проходила. У меня ж родители — дети войны, много мне   рассказывали, для меня этот праздник — дорогая частица нашей общей истории.

По словам Михаила Марченко, история – это не учебники,  история — материальна,   по крайней мере, в его жизни. Это и здание родной школы №7 в станице, которое    помнит еще довоенных казачьих ребятишек, это Вольское военное училище, с его   гусарской историей, это космодром Байконур, где служил и своими глазами видел  космическую мощь страны, это живые, к счастью, ветераны, которых можно    просто держать за их руки и тихо говорить «спасибо».

Историю делают даже мелочи, уверяет Михаил Федорович, главное, чтобы люди о   них не забывали. Вот как вошли в историю жизни предпринимателя Марченко    семечки?

— Семечки мы каждый раз покупали у бабулек перед игрой нашего футбольного   клуба. Сейчас на современном прекраснейшем стадионе «Ростов-Арена» никаких   семечек нет, туда даже свою бутылку воды не пронесешь — служба безопасности  работает безупречно. А раньше мы собирались на своем уютном небольшом стадионе (называли его «наш  Уэмбли»), закупались у бабулек семечками и —  фанатели, —  вспоминает собеседник. — Тогда такого слова не было, мы все были болельщики, братья по футболу, мы друг друга в лицо знали. Мы не    придумывали всяких кричалок, но болели за своих не менее эмоционально, нервно  лузгали семечки, срывали голоса до хрипоты. Следили за всеми играми, и на  стадионе, и по телевизору. Я до сих пор помню, какой крик радости стоял, когда наш Андреев, будучи в Бразилии, на известнейшем стадионе Маракана, забил  головой гол в ворота бразильцев. А сейчас на Маракане развернули огромный  госпиталь для зараженных коронавирусом. Вот так далекая бразильская Маракана  стала для меня радостным воспоминанием юности и горькой сегодняшней  реальностью. Многое  изменилось.

Михаил Федорович вдруг замолкает.

Достойно и на своем месте

— А вы? Вы сами изменились? Бывший советский школьник, спортсмен, военнослужащий Советского космодрома (Байконур), ставший бизнесменом? —  пытаюсь вывести Марченко из его дум.

—  Знаете, в 70-80 годы, когда я формировался как личность, слова «бизнес» не  было.  Было слово «дело», — начинает объяснять Михаил Федорович. – Вот в  Италии было такое словосочетание — «коза ностра» —  в переводе «наше дело».  Потом оно получило совсем другой  смысл, с мафиозным оттенком, а  поначалу-то  «наше дело» имело хороший посыл. Главное — изначальный смысл, основы, я бы   сказал. Сейчас объясню. Вот пошел я в школу, стал октябренком, потом меня  приняли в пионеры в  числе первых (даже помню детально этот день), потом был   комсомольцем, потом была армия, где я опять занимался нужным делом. Нас  воспитывали так, что мы сразу же ощущали себя человеком государственного  дела. Мы трудились для страны, для народа. Мы все трудились в народном  хозяйстве, а не в своих бизнес-проектах. Нас  страна учила, бесплатно, но потом  мы работали там, где было нужно этой стане. Вот я на кого учился — там и   пригодился.  Я пять лет учился и потом пять лет честно отработал в армии, начпродом, начальником вещевой службы, зам по тылу. Когда ушел на гражданку,  все равно занимался тем, чем и раньше — обеспечивал детские дошкольные   учреждения продукцией, а с 1998 года и по сегодняшний день занимаюсь  организацией питания учащихся Пролетарского района.

И считаю, что я  на своем   месте. Так что такого перехода из народного хозяйства в бизнес у меня  как бы и не  было. Я как занимался своим делом, так им и занимался, ежедневно, еженедельно, из года в год.

Нормальная деятельность бизнесмена основана на том, что ты  должен делать сейчас,  сегодня. Быть достойным человеком на своем месте.

— Многие люди бизнеса разделяют вашу  точку зрения?

— А я никому насильно свое мнение не навязываю, зачем? — отвечает Марченко. — Я   просто живу открыто. И люди нашего дела просто сами собираются вокруг меня.  Среди них и рабочие, и бизнесмены, и государственные деятели, и  единомышленники по партии. Многие понимают, что подъем экономики   произойдет только тогда, когда каждый человек будет осознавать, что он трудится   для общего дела. Не только кормить собственную семью. Он должен думать о  дорогах,  о  культурной среде, о детских площадках, об экологии и еще много о   чем. Я поэтому и в партию пошел (с 14 декабря 2006 года состою в «Единой  России»), а теперь в городскую Думу собрался. Хочу влиять на принятие законов.  Хочу, чтобы законы шли на пользу, для улучшения жизни людей. Нужно чтобы   приятно жить было не только вам, но и вашему соседу. Когда один живет богато, а другой — бедно, это неправильно. Средний уровень жизни каждого человека — вот  что должно быть. Получается лучше — дай бог, а не получается  — получи помощь.  В этом заключается наша человечность. Я стараюсь, чтобы от  общения  со мной  у  каждого остался маленький плюсик — материально, морально. Пусть небольшой,  но положительный заряд.

Я  смотрю на Михаила Марченко и думаю — что помогает этому бизнесмену,   прошедшему перестройку, познавшему экономические кризисы, почти   свернувшему свое дело во время пандемии коронавируса, вот так оптимистично   верить в людей, в идеи, в нашу страну, в конце концов? И понимаю, что ему  повезло родиться и вырасти в великой державе, что бы там  ни говорили об СССР   современные историки. Он просто помнит, как это – быть человеком государственного общего дела.

— Мы  стремимся стать ведущей державой мира. Мы уже были такими, во времена  Советского государства. И мы можем вернуть свою силу, — подтверждает мои   мысли Михаил Федорович. — Не смотря на созданные в последнее время границы, мы все-таки пытаемся нести свои светлые идеи миру, помогать другим народам.  Если бы границы были открытыми — экономика всего мира развивалась бы  быстрее: человек мог бы продвигать свои товары, свои технологии, свои идеи. Не  зря нам в детстве много и часто говорили о братстве народов. Я до сих пор верю в   идеи интернационализма. Знаете почему? Да потому, что я живу в самом  интернациональном регионе — на Северном Кавказе, в самом интернациональном   городе — Ростове-на-Дону, и работаю в самом интернациональном его районе – в  Пролетарском.

Автор: Светлана Лукьянчикова


Было интересно? Хотите быть в курсе самых интересных событий в Ростове-на-Дону? Подписывайтесь на наши страницы в Facebook, Instagram и ВКонтакте и канал в ЯндексДзен и Telegram.

Вы можете сообщить нам свои новости или прислать фотографии и видео событий, очевидцами которых стали, на электронную почту.