Итальянская опера с криминальным сюжетом в Ростовском музыкальном театре открыла новый театральный сезон после снятия жестких ограничений, введенных из-за коронавируса весной. Создатели спектакля перенесли действо на воображаемые страницы газет с помощью видеопроекций. Классическая драма 19 века с отсылками к неореализму получилась динамичной: полуторачасовой спектакль насыщен событиями.

Опера «Паяцы» должна была завершить прошлый театральный сезон в Ростовском музыкальном театре, но из-за ограничений премьеру перенесли на осень.

«Материал успел отлежаться, как мы говорим, и когда коллектив театра вышел на работу в августе, то сразу же приступил к постановочным репетициям. В принципе спектакль как некий полуфабрикат  уже практически готовый, но до конца недоделанный, был готов уже в конце августа»,  рассказывает режиссер спектакля Павел Сорокин.

 

По словам режиссера, во время самоизоляции артисты театра не проводили репетиций в виде видеоконференций: качество связи не позволило передать оперные партии в хорошем качестве.

Веризм и криминальная история: ближе к народу

Дирижер спектакля Андрей Иванов отмечает, что сюжет оперы был новаторским: зрители окунулись не в жизнь аристократов и богемы, а в мир обычных людей, простых актеров. Это отличительная черта стиля «веризм» (от латинского «vero» — истинный, правдивый -прим. ред.) в искусстве. Он предполагал отображение на страницах книг, в театральных постановках и музыке социальной жизни, психологических конфликтов обычных людей.

«Вот те проблемы, которые связаны с самой актерской профессией  это и страсть, и любовь, и отсутствие денег, и жизнь постоянно на колесах -все есть в опере»,  отмечает Иванов.

Фрагмент из оперы «Паяцы»Леонкавалло в постановке Павла Сорокина //фото: Марина Михайлова

Руджеро Леонкавалло написал не только музыку, но и либретто к опере «Паяцы». Историю двойного убийства он, по его словам, услышал от своего отца-следователя. Произошло оно в имении отца: слуга, работавший на него влюбился в приезжую актрису из бродячей труппы. В итоге муж узнал про это и убил из ревности и жену, и любовника. Но не во время театрального выступления труппы, а после.

«Эта опера не потеряла актуальности и по сей день, потому что открытый, эмоциональный и в высшей степени экспрессивный театр в настоящее время является ведущим театром в мире»,  заявил дирижер.

Зрители конца 19 века были восхищены сюжетом: опера с первого дня премьеры собирала полные залы.

«На мой взгляд, это очень кинематографичная опера, эдакий сериал 19 века. Невероятные эмоции, любовный треугольник, быстро сменяющие друг друга события»,  рассказывает Сорокин.

Бэкграунд решает

В постановке Ростовского музыкального театра традиционное либретто еще более обострено.

«Персонаж Сильвио оказывается достаточно малодушным человеком. У него есть свой бэкграунд, он женится в этой опере и совершенно не может принять никакого решения И вот его малодушность, она на многие события оперы в конечном итоге влияет»  отметил режиссер.

К трагической развязке приводит и прошлое другого героя спектакля  Канио.

«Канио-ревнивец, он любит свою жену и вместе с этим чувство любви у него не отделимо с желанием обладать ею,  рассказывает исполнитель партии Канио артист Вадим Бабичук Эта ревность гнетет его и съедает, он начинает выпивать. В итоге все, как снежный ком, накапливается и выливается в трагедию».

фрагмент из оперы «Паяцы» Леонкавалло в постановке Павла Сорокина //фото: Марина Михайлова

Павел Сорокин, несмотря на кровавую концовку, скорее сочувствует героям, чем осуждает: ими двигали страстные эмоции.

«Мое ощущение жизни складывается таким образом, что не существует только положительных и только отрицательных персонажей  у каждого из них есть за плечами бэкграунд: почему тот или иной персонаж стал таким У каждого человека есть причины для тех или иных поступков.
И в нашей опере стопроцентно хороших нет, кота Леопольда в этом спектакле не существует»,  рассказывает Сорокин.

По словам режиссера, многие зрители могли бы в такой же ситуации поступить также, как и главные герои оперы: их поступки внутренне оправданы.

Композиция

По словам Андрея Иванова, в «Паяцах» Леонкавалло, кроме нетрадиционного сюжета для оперы конца 19 века, нет особого новаторства.

При этом в спектакле отсутствует номерная структура, это некий непрерванный материал. Единственным выделяющимся в опере законченным номером стало ариозо Канио.

Пролог в «Паяцах» не такой как обычно, когда перед занавесом выходит клоун и рассказывает зрителя о том, что на сцене будет много эмоций, но без подробностей относительно действа.

фрагмент из оперы «Паяцы» Леонкавалло в постановке Павла Сорокина //фото: Марина Михайлова

«Наш пролог это своего рода эпилог. Свидетель и даже обвиняемый рассказывает про то, что было. Причем он рассказывает театральным языком, тем самым подчеркивая свое пренебрежение и к полиции, и к людям, которые его окружают»,  рассказывает режиссер.

В спектакле используются также киноэффекты.

«Красным генеральным занавесом мы работаем в самом конце, а все остальное время используем перекрывной занавес. На него и транслируются разного рода видеопроекции для поддержания сюжета спектакля, благодаря чему кажется, что герои со страниц газет криминальной хроники»,  отметил Сорокин.

Ближайший спектакль «Паяцы» можно будет посмотреть 19 ноября в Ростовском музыкальном театре.


Было интересно? Хотите быть в курсе самых интересных событий в Ростове-на-Дону? Подписывайтесь на наши страницы в Facebook, Instagram и ВКонтакте и канал в ЯндексДзен и Telegram.

Вы можете сообщить нам свои новости или прислать фотографии и видео событий, очевидцами которых стали, на электронную почту.



Новости smi2.ru

Новости партнеров