Музей-заповедник «Танаис» под Ростовом может перестать быть местом археологических раскопок. События последних месяцев в Археологическом музее-заповеднике «Танаис» в Ростовской области вызвали большой резонанс. С одной стороны, говорят о частном конфликте сотрудников с директором, с другой — о том, что будущее музея висит на волоске. «Городской репортер» решил разобраться, почему возник конфликт и к чему он может привести.

Танаис — это первый археологический музей-заповедник в России, один из крайних форпостов древнегреческой цивилизации, сохранившийся на территории нашей страны. Он был построен в III веке до н. э. и на протяжении почти 700 лет являлся главным городом Приазовья, важнейшим торговым центром в степях Дона и Волги. Сейчас Танаис внесен в предварительный список объектов всемирного наследия ЮНЕСКОи является памятником федерального значения.

Научные исследования на территории Танаиса составляют важную часть истории античной цивилизации. И с недавнего времени именно они находятся под угрозой.

«Они засыпали дорогу!»

Общественный резонанс начался, когда несколько дней назад в Танаисе засыпали античную дорогу, долгое время бывшую предметом исследований археологов. В социальных сетях прокатилась волна возмущений, что сразу же подхватили СМИ.
«Дорога II—I вв. до н. э., о которой идет речь, была открыта в 2009 году, а с 2013 года исследования на ней проводились ежегодно, — рассказывает заместитель директора „Танаиса“ по научной работе Сергей Ильяшенко. — Один из открытых фрагментов ее мы полностью подготовили для экспонирования и каждый год силами студентов и волонтеров экспедиции заново приводили в порядок. Когда стало понятно, что заинтересовать этим объектом администрацию музея не получится, мы приняли решение законсервировать участок, то есть засыпать».

С точки зрения археологии, консервация отнюдь не означает уничтожения памятника — она всего лишь говорит о том, что когда-нибудь дорогу придется раскапывать заново. Однако история конфликта в музее началась гораздо раньше и с многострадальной дорогой почти не связана.

Директор Археологического музея-заповедника «Танаис» Вадим Перевозчиков //Фото из социальных сетей

Весной 2019 года на директора «Танаиса» Вадима Перевозчикова написали анонимные жалобы. Предположительно авторы жалоб обвиняли директора в недобросовестном расходовании бюджета и различных махинациях, в ответ на что в музее начались проверки от регионального министерства культуры.

«Сама по себе „анонимка“ не может быть основанием для расследования, — объясняет заведующий кафедрой археологии и истории Древнего мира Южного федерального университета Евгений Вдовченков. — Тем более для кадровых и финансовых решений. В действительности, директор после этих анонимок, содержание которых было для многих неизвестно, убрал надбавки из без того не очень больших зарплат сотрудников, и начались трудности с проведением археологической экспедиции. Лично мне абсолютно не интересны анонимки и мнение по их поводу. Но меня интересует кадровая, финансовая и научная политика музея-заповедника».

Но на этом странные истории с жалобами не закончились. Весенние события неприятным образом совпали с организацией в «Танаисе» международной конференции, посвященной памяти одного из основателей музея — Д. Б. Шелова. А еще с подготовкой к началу летней археологической экспедиции, в составе которой уже много лет работают сотрудники, волонтеры и практиканты МГУ, Владимирского государственного, Варшавского и Южного федерального университетов.

Археологические работы в Танаисе в 2017 году //Фото: Валентина Тарасова
Археологические работы в Танаисе в 2017 году //Фото: Валентина Тарасова

Экспедиция все же состоялась, но для сотрудников «Танаиса» она прошла на полулегальной основе. На помощь студентов уже после экспедиции директор наложил запрет, и волонтерами на традиционный ежегодный День Танаиса в сентябре их уже не пустили.

Дошло до того, что некоторые из ребят просто купили входной билет и, переодевшись в античный наряд, тайно помогали сотрудникам.

«Я была поражена, когда узнала, что дирекция музея отказалась в этом году от помощи волонтеров-студентов, а ведь это старая добрая традиция, -рассказывает магистрант Института истории и международных отношений ЮФУ Юлия Кравцова. — Я уже не говорю о последующих событиях — хамство сотрудников в комментариях к видео, засыпка дороги и уход археологов из музея. Я думаю, дирекция должна понять, что археология — это база музея, что нужно не показывать, кто здесь главный, а взаимодействовать, прислушиваться. Но что бы ни происходило, для меня, да и для многих, Танаис остаётся домом, и любовь к нему безгранична. Я очень надеюсь, что его двери все так же будут открыты для нас».

Между тем, по словам министра культуры Анны Дмитриевой, директор «Танаиса» Вадим Перевозчиков работает на своей должности с 2005 года, и у министерства нетк нему претензий.

Теория заговора

Выяснить имена авторов «анонимок» директор решил весьма своеобразным способом, по старому доброму правилу: «ищи, кому выгодно». Конфликт мгновенно перерос в межличностный: кандидатом на звание «заговорщика» стал заместитель директора по научной работе Сергей Ильяшенко.

«У меня дважды была возможность стать директором музея, — рассказывает он сам. — Я отказывался, потому что считал, что на нынешнем месте я принесу Танаису больше пользы. Когда последовали первые обвинения в анонимках, я сказал: если мне захочется сказать о том, чем я недоволен, я это сделаю открыто, от своего имени. Так в итоге и получилось».

Заместитель директора «Танаиса» по научной работе Сергей Ильяшенко. Фото: архив Института истории и международных отношений ЮФУ
Заместитель директора «Танаиса» по научной работе Сергей Ильяшенко. Фото: архив Института истории и международных отношений ЮФУ

То, что последовало дальше, стало очень похоже на репрессии. На общем собрании сотрудникам объявили, что директор провел собственное расследование и знает, кто написал «анонимки». Музейный юрист сказала при этом, что не исключает проверку на полиграфе «злоумышленников», желающих сместить директора. Вместе с Сергеем Ильяшенко под подозрение попали 5 сотрудников археологических фондов.

Отныне каждый разговор с ними в кабинете директора велся под протокол, а вне протокола заканчивался претензиями и оскорблениями.

А как только Вадим Перевозчиков понял, что сотрудники записывают эти разговоры на диктофон, он потребовал оставлять телефоны перед входом к нему у секретаря. Иногда для разговора с сотрудниками он приглашал присутствовать юриста, начальника службы безопасностии, секретаря. Потом в поддержку директора в музее составили коллективное письмо, под которым собрали подписи большей части сотрудников — даже тех, кто физически не мог присутствовать на работе в это время или только собирался устраиваться в музей. Но никто из археологов письмо не подписал.

Конфликт разрастался, и о нем узнал заместитель губернатора Игорь Гуськов. Побеседовав со всеми участниками событий, он распорядился отправить в Танаис специальную комиссию для расследования ситуации.

Комиссия во главе с заместителем министра Тамарой Шевченко появилась для части сотрудников внезапно и, пробыв менее половины дня, удалилась. Результаты ее работы не известны до сих пор. Во всяком случае в Танаисе о них ничего не узнали.

Уведомление об упразднении должности заместителя директора по научной работе //Документ из личного архива Сергея Ильяшенко
Уведомление об упразднении должности заместителя директора по научной работе //Документ из личного архива Сергея Ильяшенко

Дальнейшие действия директора после приезда комиссии стали более решительными и привели к увольнению заведующей сектором учета Людмилы Базилевич и уходу с должности главного хранителя музея Инны Циркуновой. На грани увольнения находятся все, кто так или иначе связан с археологией, в том числе старший научный сотрудник Светлана Науменко. А в фонды музейных экспонатов стали массово принимать сувениры, не имеющие никакого отношения к археологии.

А сразу после окончания вышеупомянутой конференции Сергей Ильяшенко получил официальное уведомление: должность заместителя директора по научной работе в музее с согласия учредителя официально упраздняется. Взамен ему предложили занять одну из еще не утвержденных в штатном расписании музее должностей: археолога (без требования к стажу работы) или хранителя объектов культурного наследия с окладом 6 и 7 тысяч рублей соответственно.

Директор Танаиса Вадим Перевозчиков утверждает в СМИ, что никакое давление на сотрудников музея не оказывается. Увольнение, например, заведующей сектором учета, по его словам, произошло по собственному желанию, причину он не знает.

 

Мифы или факты?

«Такие ситуации, как в Танаисе, складываются сейчас во многих местах, — считает председатель Ростовского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Кожин. — И суть их, конечно, не в том, что кто-то очень хороший, а кто-то очень плохой. Главное в том, что ушла большая и в каком-то роде романтическая эпоха музейной истории нашей страны, а как дальше быть — не понятно. С одной стороны, существуют определенные правила, которым нужно соответствовать, с другой стороны — нельзя, чтобы в археологическом музее-заповеднике не было археологии, и эту ситуацию надо исправлять».

То, что начиналось как межличностный конфликт, в конце концов переросло в общественно- и научно- значимую угрозу для археологического музея-заповедника.

Если нынешний состав научных сотрудников вынужден будет уйти со своих мест, будущее целого ряда научных проектов в Танаисе окажется под вопросом, равно как и проведение на должном уровне археологических экспедиций.

«В Танаис я впервые попал после первого курса, на практику, — говорит студент Института истории и международных отношений Сергей Хачатурян. — В первый год мы копали городище, которое не раз горело, но, несмотря на слой пепла и состояние, как у шахтеров после рабочего дня, там мы испытывали невероятное удовлетворение. Танаис, безусловно, потрясающий памятник. Но для дальнейшего развития и привлечения новых посетителей необходимо систематически обновлять материально-техническую базу и экспозицию музея, что невозможно без проведения археологических раскопок. А на данный момент археология музею не нужна. Являясь еще и учителем одной из школ Мясниковского района, считаю, что нынешняя политика руководства музея отбивает всяческое желание водить учеников на экскурсии в Танаис, даже несмотря на близость и удобство расположения».

Практически все участники археологических экспедиций в Танаисе — это студенты и сотрудники МГУ, ВлГУ, ЮФУ и Варшавского университета. В случае ухода нынешних научных сотрудников прервется сотрудничество с этими университетами, которое длилось несколько десятилетий подряд.

«Проблема в том, что в сложившейся ситуации встает вопрос о продолжении сотрудничества университета и АМЗ „Танаис“, — поясняет Евгений Вдовченков. — Запрет на участие в дне Танаиса добровольцев из числа наших студентов симптоматичен. Танаис — это база археологической практики университета уже более полувека. И в случае ухода археологов из музея, она будет для нас потеряна, прекратит свое существование уникальная экспедиция, состоящая из московских, ростовских, польских студентов».

Большая часть материалов о нынешнем конфликте представляют дело так, будто бы в музее завязалась лишь межличностная борьба, и археологи во главе с Сергеем Ильяшенко хотят сделать археологические раскопки единственной функцией «Танаиса».

Но суть проблемы заключается гораздо глубже. Хранением, изучением и публикацией результатов изучения экспонатов «Танаиса» должны заниматься исключительно профессионалы с соответствующим образованием. Иначе популяризировать, к чему так стремится нынешний директор музея, придется мифы, а не реальную историю наших далеких предков.

Валентина Тарасова, Алина Ливадняя


Было интересно? Хотите быть в курсе самых интересных событий в Ростове-на-Дону? Подписывайтесь на наши страницы в Facebook, Instagram и ВКонтакте и канал в ЯндексДзен и Telegram.

Вы можете сообщить нам свои новости или прислать фотографии и видео событий, очевидцами которых стали, на электронную почту.