В Ростовской области более 650 тысяч человек ушли на фронт Великой Отечественной войны, а вернулись только 332 тысячи. Дважды оккупированный Ростов потерял сотни тысяч мирных жителей. Однако до сих большое количество мест массовой гибели оборонявших город бойцов и погибших во время военных действий мирных граждан никак не увековечено.

«Отсутствие паспортизации воинских захоронений»

Николай Ларин, эксперт Общественной палаты Ростовской области, заявляет, что в Ростове воинские захоронения зачастую находятся в плохом состоянии.
«Есть воинское захоронение ополченцев в переулке Молочном на Александровском кладбище. Состояние его неудовлетворительное, то же самое можно сказать и о захоронениях в Первомайском районе на пересечении улицы Можайской и Зеленой»,  отмечает Ларин.

Одной из основных проблем является отсутствие паспортизации данных участков как захоронений, поэтому на них и не распространяется надзорные функции властей.

 

«Удачно мы отпраздновали 75-летие Победы, но за все эти годы почему-то мы не смогли внести эти захоронения в реестр»,  отмечает Ларин.
В настоящее время наиболее остро стоит вопрос с захоронениями в Октябрьском районе возле реки Темерник.

В годы войны там находилось множество лазаретов, и есть места подтверждённых захоронений. При этом в скором времени там начнут проводить работы по очистке реки и созданию пешеходной зоны для экопарка Темерник.

«Дело в том, что есть большая вероятность, что останки наших воинов просто выкопают и выгрузят неизвестно куда или же укатают в асфальт, чего бы лично я очень не хотел. Ведь без истории не бывает будущего»,  рассказывает Ларин.

Общественник отмечает, что поисковой работой сейчас не занимается никто, кроме одержимых людей.

«История нашего города настолько интересная. Там, где сейчас находятся улицы Беляева, Вологодская и Армянская, ранее была система противотанковых рвов, которую в 41-ом году использовали для обороны от фашистов»,  рассказывает Ларин. Площадь Комсомольская, где находится стела,  это тоже воинское захоронение, братская могила.

«Хочется, чтобы власть обратила на это внимание. Если у нее нет денег на благоустройство воинских захоронений, то надо обсуждать это, выходить с инициативами, принимать законодательные акты и отдавать, в конце концов, брошенные захоронения в обслуживание. Проводить для этого какие-то конкурсы, тендеры»,  замечает Ларин.

«Возобновление захоронений в Кумженском мемориале»

Руководитель поискового объединения «Миус-Фронт», научный сотрудник ЮНЦ РАН Андрей Кудряков рассказывает: за благоустройство захоронений бороться приходится всегда.

«Чтобы сделать Кумженский мемориал местом захоронения солдат, объединение Миус-Фронт при широкой поддержке ветеранов, общественников и научных деятелей вышло с инициативой к властям. В то время из этого места просто растягивался металл, там была городская свалка»,  рассказывает поисковик.

Кудряков вспоминает, чтобы сделать из прежнего Кумженского мемориала то место, которое сейчас любят множество ростовчан, пришлось потрудиться.
«Мы привезли вместе с военно-историческим обществом огромную фигуру скорбящего солдата из Москвы. В Кумженке похоронено почти 500 погибших воинов, но сейчас захоронение приостановлено. Мы хотели бы его возобновить»,  отмечает Кудряков.

Перезахоронение останков воинов ВОВ в Кумженском мемориале

Остановилось захоронение при экс-главе администрации Ростова Сергее Горбане без объяснения причин. Посчитали, что уже хватит там хоронить.

«Однажды из Белоруссии в Ростов приехали родственники погибшего здесь в годы войны солдата Алексей Кулича, курсанта Ростовского пехотного училища.

Он похоронен в Кумженском мемориале. Родственники не знали, как туда добраться, и спросили дорогу инспекторов ДПС. Они отвезли их на своей машине к месту поклонения, потому что в Ростове все знают, где Кумженский мемориал»,- рассказывает Кудряков.

Поисковики и общественники хотят возобновить диалог с властью города, потому что сейчас в Ростове останки погибших в годы войны хоронят на Северном кладбище. И родственники, которые приезжают со всего мира, чтобы почтить своих героев, попросту могут их не найти.

«Напротив, Кумженский мемориал  это как раз место для поклонения героям. Мы будем добиваться возобновления там захоронений»,  рассказывает Кудряков.

«Немецкие захоронения в Ростове»

Кроме того, в Ростове есть масса немецких захоронений: на Братском кладбище, в Нахичевани и недалеко от гостиницы «Ростов», возле Лендворца. Всего их порядка 50.

«Объединение Миус-Фронт сотрудничает с международной ассоциацией Военные мемориалы и общественной организацией Народный союз Германии по уходу за военными захоронениями. Это организация, которая аффилирована правительством и Минобороны РФ собирать и перезахоранивать останки немецких солдат на территории России»,  рассказывает Кудряков.

До недавнего времени Совет ветеранов Ростова был против этой работы: они были свидетелями, когда оккупанты зверствовали в городе.

«Немцы великолепно содержат свои могилы. В селе Россошки Волгоградской области и в Апшеронске Краснодарского края захоронения немецких военных в отличном состоянии. Кладбище дважды в день убирается, ни травинки. Захоронения же советских солдат в Германии намного хуже»,  заявляет Кудряков.

По словам главы поисковиков «Миус-Фронта», для начала работы по эксгумации останков немецких солдат на территории Ростова необходимо провести большую общественную дискуссию, где первый голос будет за ветеранами.

«Ростов  это огромное поле боя 4143 годов, сравнимое со Сталинградом, Севастополем, Воронежем»

«Когда хожу по Ростову, то у меня пятки горят, потому что я хожу по костям неупокоенных останков погибших воинов»,  рассказывает историк, старший научный сотрудник «Федерального исследовательского центра» ЮНЦ РАН Владимир Афанасенко.  В 41 году, с 17 по 21 ноября, была первая оккупация Ростова.  Она обошлась Красной армии суммарно в 30 тысяч человек, из них 18 тысяч безвозвратно пропали  ушли под лед при форсировании Дона».

Уже 1 декабря 1941 года в городе была развернута госпитальная база. С начала войны до 1944 года в Ростове находилось 86 разных госпиталей. Шесть таких находились в нынешних корпусах ростовского медуниверситета, от 12 до 30 медицинских учреждений расположилась в районе площади 2-й Пятилетки. Умерших в госпиталях хоронили в специальном месте, но об этом знают лишь историки.

«Места захоронений толком не обозначены ни памятной табличкой, ни солдатской пирамидой со звездой»,  рассказывает Афанасенко.

В 1942 году на подступах к Ростову и в самом городе шли ожесточенные бои. В них принимали участие более 100 тысяч человек. 32 тысячи были взяты в плен, 75 тысяч остались на улицах Ростова.

«Сейчас активно застраиваются микрорайоны в Ростове: Левенцовка, Суворовский, Платовский и Александровка. Ребята-строители и главы строительных компаний говорят: у нас строжайший указ, как только идут работы подготовительные и находим останки, то вызываем полицию и МЧС. А почему поисковиков не вызываете? У нас есть карты боевых действий того времени, документы, боевые донесения, сводки о потерях»,  заявляет Афанасенко.

Первая оккупация Ростова. 1941 год

На всей территории Ростова и его окраинах, где располагался ростовский оборонительный район (РОР), по словам историка, погибло более 150 тысяч человек  защитников и освободителей города.

«Если брать потери военнопленных, то в двух трудовых лагерях 102-Д и 102-Б (находились между улицами Волоколамской и Тоннельной  прим.ред.) и Гросслазарете 192 (располагался в переулке Дачном, на территории бывшего Ростовского артиллерийского училища  прим. ред.), судя по рассекреченным документам военных преступлений относительно гражданского населения и военнопленных, было уничтожено от 35 до 45 тысяч человек»,  отметил Афанасенко.

бывший корпус Ростовского военного института ракетных войск (бывшее ракетное училище). Здесь в 1942-1943 располагался Гросс-лазарет 192

«Первая и вторая оккупация Ростова»

В настоящее время считается, что во время двух оккупаций в Ростове было репрессировано и убито 182 061 человек.

«Иногда при отступлении не было возможности достойно похоронить павших товарищей. Это особенно касается июля 1942 года», отмечает эксперт.
Тянущаяся трасса из Ростова на юг через Заречную и трасса от Тачанки до Батайска были дорогами смерти.

«Десятки тысяч наших солдат и десятки, если не сотни, тысяч гражданского населения бежали под бомбежками, под варварскими расстрелами, уходили на юг, отступая с армией. Многие их них погибли»,  заявляет историк.

После захвата Ростова в середине июля 1942 года в него должен был приехать японский посол в Германии генерал Осима, но перенес свое посещение на две недели: запах от трупов в городе стоял просто невыносимый.

«Тысячи пленных, мирных жителей и бойцов стаскивали в воронки и закапывали. Где эти могилы сейчас? Чем они обозначены? Хотя бы табличка была, что это дорога смерти»,  рассказывает Афанасенко.

Вторая оккупация Ростова. 1942 год

На окраине Ростова, начиная с Левенцовки, и далее на север, включая Северный, Суворовский и Платовский микрорайоны, в годы войны находился Ростовский оборонительный рубеж.

«В этом месте была убита пехота 339 Стрелковой дивизии. Она отошла от Миус-Фронта для обороны Ростова. Как хоронили эти ребят, неизвестно», — говорит Афанасенко.

Во время войны от Беляева до Вологодской бойцы 76-й отдельной морской стрелковой бригады оказались окружены танками противника. Командир, полковник Долганов, придумал план: собрать всех лошадей, более 800, и вести подводами в ряда, прикрываясь ими как живым щитом, пройти эту балку.

Помогла нашим воинам батарея Катюш возле рощи Фрунзе: шесть установок первой батареи Катюш установили на легких танках Т-60 и Т-70. Они въехали носом в реку Темерник, направляющие стали горизонтально и дали залп по Вологодской. В результате пять танков противника было уничтожено, остальные ушли по балкам.
Многие бойцы были спасены, но не все.

«В Ростове сквер и фонтан возле «Дома Книги» на Буденновском-Садовой и сквер и фонтан возле Консерватории  это две крупные братские могилы. И совести хватило у тех, кто в 1943 году после освобождения Ростова стал восстанавливать город, на этих могилах, где в засыпанных бомбоубежищах, старых, купеческих подвалах по разным оценкам осталось более 1500 человек, построить зоны отдыха. Нет даже таблички там», — объясняет Афанасенко (во время артобстрелов немцев летом 1942 года мирные жители Ростова прятались в бомбоубежищах, расположенных  под так называемым «Черным магазином», — прим.ред.).

сквер у Дома книги (здесь располагался «Черный магазин» до 1943 года)

Андрей Кудряков говорит, что проект «Без срока давности» должен возобновить свою работу. Его цель  восстановить все места, где в годы войны погибли мирное население и бойцы Красной Армии.

«В Ростове 32 такие точки, по области  38, где сотни и тысячи людей лежат без всяких опознавательных знаков, что здесь захоронение», — рассказывает Кудряков.

Специалист отмечает, что не отделяет общественников от власти: «Общественники  это высшая форма государственной власти. Я могу подтвердить это своими делами и делами наших товарищей: нами лично установлено огромное количество памятников на территории области и Ростова и нам есть чем гордиться. Это Кумженский мемориал, приведение в порядок Змиевского мемориала, Звезда на Миус-фронте, восстановление воинских захоронений на Братском кладбище».

памятник «Прорыв» Миус-Фронт. Куйбышевский район.

По мнению Кудрякова, воспитать патриотизм можно только личным примером: если мы будем проходить мимо брошенных могил, значит, таким и будет наше будущее.

 


Было интересно? Хотите быть в курсе самых интересных событий в Ростове-на-Дону? Подписывайтесь на наши страницы в Facebook, Instagram и ВКонтакте и канал в ЯндексДзен и Telegram.

Вы можете сообщить нам свои новости или прислать фотографии и видео событий, очевидцами которых стали, на электронную почту.