Как украсть семнадцать миллионов

0
8

Если завтра директор фирмы, где вы работаете, потреплет вас по плечу и, заглянув в глаза, попросит сделать «небольшое одолжение» — оформить на ваше имя «необходимый для развития производства» кредит — тысяч так на 200–300, что вы ответите? «Конечно, я бы рад… Но заработок…» «Нужны только данные паспорта, — отрежет пути к отступлению начальник. — Документы бухгалтер подготовит, какие нужно». И добавит, что если не купить ещё один «КамАЗ» и не открыть ещё один фирменный магазин, производство остановится. А значит нечем будет платить зарплату, в том числе и вам.

Ейский предприниматель Круглик (имена подсудимого и свидетелей изменены. — ред.) обещал одному работнику за «помощь производству» повышение по службе и большую зарплату. Другому за подобную услугу предлагал денежное вознаграждение. Большинство, что называется, «велись». Одна из женщин согласилась оформить на себя кредит «на нужды производства» за три дня до рождения третьего ребёнка: Круглик посоветовал «помочь мужу, чтобы выросла его зарплата». Итогом «добровольного поддержания производства» стали 18 облапошенных ейчан. В общей сложности — на 17 миллионов рублей.

Заёмщик без ведома и согласия

Вот только один из эпизодов. Круглик посоветовал своей соседке Поливановой больше не надрываться за копейки на прежней работе. Через пару месяцев, сказал, он готов взять её в свою фирму (Круглик занимался изготовлением и реализацией столярных изделий) менеджером по продажам с зарплатой в 20 тысяч. Но оговорил небольшое условие: для развития бизнеса позарез необходим кредит. Двести пятьдесят тысяч рублей. Словом, попросил соседку стать поручителем.

«Это невозможно, — огорчилась женщина. — Для такого кредита у меня мала зарплата. И потом, на мне уже висят два кредита».

На этом разговор тогда закончился. А через неделю Круглик снова пристал с уговорами: «Кредит мне нужен всего-то на полгода, и погашу его досрочно. Решайся. Ты от этого только выиграешь».

Желание получить хорошую работу взяло верх. Женщина согласилась быть поручителем в кредитной сделке и отдала соседу ксерокопию своего паспорта. К банку они приехали на машине Круглика. Тот остался в салоне, а Поливанову попросил пройти в кредитный отдел. Там её ждала бухгалтер кругликовской фирмы Шмырь.

«Я хотела прочитать кредитный договор, но услышала: «Не задерживайте! Сейчас ещё люди от Круглика придут», — рассказывает Поливанова.

Не вникая в суть кредитного договора, она поставила под ним свою подпись. А бухгалтер успокоила женщину, объяснив, что просто Круглик уже брал кредит, и поэтому ещё один ему не дадут.

В смысл сказанного Поливанова тогда не вникла. Только позже поняла, что соглашалась быть всего лишь поручителем, а стала заёмщиком. О том, что у неё самой есть поручитель (такой же, как она, обманутый), Поливанова узнает позже: «Когда все документы были подписаны, мне сказали, что я свободна. У банка ждал Круглик. Потом к нам вышла Шмырь и передала ему пакет с деньгами».

После всякий раз, встречая соседку, Круглик заверял её, что кредит он своевременно погашает. Правда, объяснял, примет её на работу менеджером чуть позже. Ожидаются, рассказывал, большие поставки сырья — нужно будет набирать работников.

«Денег нет»

«Набора» ещё и не предвиделось, когда Поливанова стала получать из банка напоминания о необходимости своевременно выплачивать кредит. Оказалось, что банк уже обратился в суд с иском о взыскании задолженности. И теперь решение суда предстоит исполнять судебным приставам. Расстроенная женщина примчалась к своему соседу. На этот раз Круглик был краток: «Денег нет».

Примерно в таком же положении оказался подставной поручитель подставной заёмщицы. Савин трудился у Круглика в столярном цехе. Но, как и большинство работников, официально оформлен не был, получая «серую» зарплату. Однажды Круглик приехал к нему домой и сообщил, что денег для закупки материалов больше нет. А значит, бизнес может рухнуть и фирма прекратит существование. Хотя выход есть. Для дальнейшего развития необходим кредит, по которому Савин стал бы поручителем. Круглика не смущало, что у предполагаемого поручителя зарплата всего 5 тысяч. И даже то, что у него просрочен паспорт. Он передал документы доверчивого работника своему бухгалтеру. А в банке, как рассказывает Савин, «куда пальцем ткнули — там я и подписался».

Дальнейшие события развивались для незнакомых друг с другом «заёмщика» и «поручителя» по общему сценарию. Напоминания из банка. Заверения Круглика в том, что «здесь какая-то ошибка». Наконец, визит судебных приставов, которым предстояло исполнять решение суда о принудительном взыскании задолженности по кредиту. Сюжеты двух трагедий окажутся до боли схожими.

Выслушав в сто первый раз заверения соседа, что кредит он регулярно погашает, а напоминания из банка — «какая-то ошибка», Поливанова настояла на том, чтобы «всё выяснить на месте». Круглик снова повёз её в банк. И там, у кабинета управляющего, они увидели толпу.

«Все были с письмами из банка, многие — с исполнительными листами. Все, как и я, желали „прояснить ошибку“. Одна из неожиданных должниц возмущалась: я, мол, таких денег даже в руках не держала».

«Разберите меня на органы!»

Меж тем, исполняя решение суда, приставы стучались в двери к должникам. Для людей это было настоящим шоком. У многих просто нечего было описывать. В многодетной семье, например, единственной ценностью был компьютер. Дети плакали: «Дяденьки, не забирайте! Это бабушка подарила!» Семье поставили условие: в течение десяти дней погасить задолженность в 10 тысяч. В другой квартире, перепугавшись «дяди в форме», смышлёный мальчуган кинулся прятать в клетку собачку… Душераздирающие сцены следовали одна за другой.

Действующие лица жестокого театра абсурда постепенно перезнакомились друг с другом. Кто-то — понаслышке, кто-то — встретившись в приёмных прокуратуры или УВД. Туда не раз безрезультатно обращались с заявлениями о мошенничестве Круглика. А многие «поручители» и «заёмщики» впервые увидели друг друга гораздо позже — на заседаниях суда.

Суда, кстати, могло и не быть. Ведь поначалу ни УВД, ни прокуратура не усматривали в действиях Круглика состава уголовного преступления. Причину случившегося видели в неудачно сложившихся обстоятельствах бизнеса. И в возбуждении уголовного дела против Круглика отказывали. Тогда пострадавшие за чужой бизнес решили объединить усилия.

Обманутые граждане — каждый с исполнительным листом о взыскании чужих долгов — обратились к депутату горсовета Юрию Терпецкому. Тот — военный прокурор в отставке — побеседовал с каждым из пострадавших. Собрал все аргументы. И спустя два дня изложил своё мнение в письменном обращении к ейскому межрайонному прокурору.

По мнению депутата, действия Круглика — не что иное, как мошенничество. Депутат просил прокурора защитить законные права пострадавших. После этого прокуратура инициировала возбуждение уголовного дела. А затем состоялось первое заседание Ейского городского суда.

Сколько выплеснулось на Круглика упрёков, обвинений! Обманщика готовы были растерзать. Друг детства обвинил Круглика в «магнетическом воздействии». «Разберите меня теперь на органы!» — требовала одна из пострадавших, объясняя, что не в состоянии выплачивать чужие долги. Другая вспомнила, что муж, узнав, в какую аферу её впутали, мрачно пошутил: «Бери верёвку — вешайся».

Игра без правил

В мыслях нет оправдывать афериста — тем более что на момент суда он уже отбывал наказание в местах лишения свободы за мошенничество при купле-продаже дома. Но речь в этой истории не только об обманутом доверии и грабительских процентах по кредиту. В ней все играли без всяких правил. Многие работали у Круглика неофициально, получая зарплату без ведомости. Кому-то он возмещал суммы, которые высчитывали по кредиту, но без всяких расписок. Без оформления работала даже бухгалтер. Расходы на производство, на нужды предприятия нигде не отражала, зато всегда была готова подготовить «нужные» справки, по которым банк выдавал кредит очередному «заёмщику». Благо, могла распоряжаться печатями по меньшей мере пяти фирм, где работали её знакомые. Долги росли, как снежный ком, — требовались очередные, чтобы погашать предыдущие. Даже жена Круглика выступала то заёмщиком, то поручителем.

Трудно не посочувствовать российскому предпринимателю, ступившему на «поле брани», имя которому малый бизнес. Но играя на этом поле без правил, Круглик сам на то и напоролся. Доводы адвоката о том, что умышленного хищения путём мошенничества всё же не было, ни старшего помощника прокурора Людмилу Харченко (она увидела в происходившем финансовую пирамиду), ни суд под председательством Михаила Охрименко не убедили.

«Прошу назначить наименьший срок, чтобы, пока есть здоровье, я мог отдать долги и людям, и своей семье», — сказал подсудимый в последнем слове. За мошенничество в особо крупных размерах Круглика, включая предыдущий срок, приговорили к семи годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Автор: Татьяна ШЕКЕРА, г. Ейск, Краснодарский край. Оригинал текста опубликован в блоге пользователя 1krestianin. Стилистика, орфография и пунктуация автора сохранены.


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...