Георгий Горшков: «Наличные — это инструмент расчетов, необходимый большинству»

    Большая часть населения России относится к деньгам как к инструменту, позволяющему удовлетворить свои жизненно-важные желания и реализовывать намерения. Георгий Горшков, член правления, директор департамента розничного бизнеса ВТБ24, относит себя к таким людям. К ним же он относит и 10 млн клиентов розничного банка ВТБ24.

    Городской репортер: Георгий, Президент ВТБ24 Михаил Задорнов считает, что основными клиентами вашего банка являются люди, представляющие собой средний класс российского общества. 10 миллионов клиентов — это какая часть среднего класса?

    Георгий Горшков: Мне родители всегда так говорили: люди в жизни преуспевают или не преуспевают по правилу руки.

    Есть примерно 1/5 людей, у которых все складывается очень хорошо, еще 1/5 – наоборот – не добивается никаких успехов, и есть примерно 3/5, которые относят себя к среднему классу. В нашей стране такое разделение, к сожалению, пока не складывается, поскольку средний класс в мире — во многом это те люди, которые выбрали предпринимательство, собственный бизнес как профессиональный путь в жизни, и сами являются и работодателями, и работниками, и владельцами собственных компаний. У нас в стране исторически предпринимательство, в других странах обеспечивающее более 50-60% занятости, не получило такого широкого распространения. Экономика страны ориентирована на большой бизнес, зачастую связанный с энергетикой или оборонным комплексом, а индустрия сервиса развивается очень медленно.

    С другой стороны, если россиян мерить общемировыми мерками, то большинство городских жителей в России намного богаче, чем средний житель в Америке или Европе, потому что государство пару десятков лет назад провело приватизацию недвижимости, и у большинства российских граждан есть собственные квартиры.

    Георгий Горшков не преувеличивает значение денег: "Наличные — это всего-лишь инструмент"

     

    И если вы спросите, например, среднего англичанина о том, владеет ли он домом, он ответит, что да, владеет, но дом заложен в банк под ипотечный кредит. И если с ним что-то случится, то его семья эту недвижимость с большой долей вероятности потеряет. А в российских городах на заре нашей демократии значительная часть семей бесплатно получила свое жилье в собственность….

    Но это же сложилось исторически, и граждане за эти квартиры фактически не платили?

    Георгий Горшков: Так или иначе, это произошло без каких-то сумасшедших выплат. Однако сейчас, стоит вам захотеть продать квартиру, — вы ведь за нее получите реальные деньги? Я говорю о том, что у россиян есть актив, который делает их богаче среднего американца или европейца. И если смотреть по активам в собственности у частного жителя, то да, – россияне более состоятельные люди. Если же смотреть по способности самостоятельно зарабатывать деньги, то тут мы отстаем от Америки и Европы. С другой стороны, эти два факта и являются двигателями роста рынка розничных банковских услуг, которому пока еще далеко до насыщения.

    Значит ли это, что банковский рынок в России будет развиваться по западной модели, то есть за счет увеличения предложений кредитных продуктов?

    Для меня дальнейший рост банковской системы и повышение уровня использования банковских услуг, в первую очередь, связано с тем, что экономика должна становиться более эффективной. А экономика может становиться более эффективной в том числе и тогда, когда финансовые взаимоотношения разных ее субъектов становятся прозрачными. То есть, к примеру, должно быть понятно, что происходит в наших финансовых взаимоотношениях, видны мои отношения с работодателем, с банком, с государством. И такие отношения должны быть не только понятными и прозрачными, но и технологичными.

    Что это означает?

    Это означает, что зарплата должна попадать к вам не в конверте, а на банковский счет. Это значит, что если вы хотите заплатить за телефон, вы можете сделать это со своей карточки через интернет или же с самого телефона, подключенного к счету. Если вы хотите помочь родственникам, живущим в другом городе, то это движение денег со счета на счет. Когда мы с вами платим налоги или штрафы, то оплату можно произвести с банковского счета простым переводом.

    Все эти безналичные операции с деньгами увеличивают эффективность и прозрачность экономики. Один только перевод средств или зарплат на банковские счета граждан или на их карточки прибавляет, по оценкам международных экспертов, от 0,2 до 3,3% к темпам прироста ВВП. И чем эффективнее работает банковская система, тем больший эффект получает экономика.

    Можно ли уже сейчас отказаться от наличных расчетов? Судя по Вашему рассказу, наличные деньги не так уж и нужны…

    Технически уже сегодня можно обойтись без наличных денег. Однако, в силу ряда обстоятельств, полное вытеснение наличных денег безналичными расчетами представить чрезвычайно трудно. Наличные остаются тем инструментом расчетов, который необходим большей части населения. И даже на самых развитых финансовых рынках, например в Соединенных Штатах, около половины транзакций по карточкам — это снятие наличных.

    Вы ранее говорили о том, что количество безналичных расчетов растет, и что банки начинают выводить на рынок дистанционные услуги..

    Да, это интернет-банкинг и мобильный банкинг, а также расширение банкоматных сетей.

    Насколько популярны такие услуги у частных клиентов?

    В целом в стране сегодня дистанционными услугами пользуется не очень большое количество клиентов. Во многом это связано с технологическим развитием общества: не у всех есть компьютеры и смартфоны, не везде есть доступ к интернету и не все клиенты банков умеют этим пользоваться.

    Дистанционными услугами банков пользуются только продвинутые клиенты. Но даже они, обладающие сложными электронными устройствами и пользующиеся кредитными картами для оплаты небольших счетов, они, имея большой депозит в банке, хотят прийти в банк, увидеть своего менеджера и у него уже поинтересоваться тем, как там себя чувствует тот самый депозит. Поэтому стратегия перевести 70 — 80% клиентов на мобильные каналы возможна, но это вопросы развития технологий, обучения клиентов и времени. Думаю, на это понадобится 3 — 5 лет, не меньше.

    Сегодня на интернет-банкинг подписано по всей стране около 6 — 6,5 млн клиентов. Это немало, учитывая, что количество мобильных клиентов растет на 40% в год. За это время количество банковских клиентов выросло на 20%. Так что это не малый рост для такой технологичной услуги.

    Георгий Горшков: "Технически уже сегодня можно обойтись без наличных денег"

     

    Самое интересное, что по всем прогнозам, рост клиентов дистанционных услуг продолжится и в этом году. Если рынок в целом вырастет на 17 — 20%, то рынок дистанционных услуг снова увеличится на 40%.

    Но даже самые простые решения уже дают свои результаты. Так, например, более 70% типовых операций пополнения счета или снятия наличных клиенты ВТБ24 уже сегодня выполняют с помощью банкоматов, а не с помощью касс.

    Влияют ли сами банки на увеличение клиентов дистанционных услуг? Скажем, у многих банков есть зарплатные проекты, и, привлекая в этот проект компанию с 1000 сотрудников, банк не только эмитирует 1000 карт, но еще и привлекает 1000 клиентов к услуге интернет-банкинга…

    Да, все банки, которые имеют такие услуги, активно работают с клиентами и пытаются привлекать их, в том числе, и к дистанционным услугам. Я могу сказать, что сегодня, наверное, у 95% клиентов есть возможность доступа в интернет-банкинг. Но для меня важна эффективность использования этого канала, а не количественный показатель подписанных на эту услугу человек.

    А сколько клиентов приходят самостоятельно в офис банка и подписываются на эти дистанционные услуги? То есть сколько клиентов самостоятельно становятся пользователями интернет-банкинга?

    Все зависит от нескольких факторов. Во-первых, чем моложе человек, тем понятней для него технологические банковские услуги, и тем больше у него желания ей пользоваться. Во-вторых, это продукты, которыми пользуются клиенты. Одно дело, когда у клиента в банке хранится депозит, размещенный на определенный срок – год или два года, и клиенту нет нужды каждый вечер проверять его состояние. Другое дело, когда у клиента банковская карта, которой он ежедневно пользуется. В этом случае возникает потребность следить за балансом и транзакциями, которые по этому карточному счету были произведены. Можно, конечно, баланс по карте проверять и в банкомате, но, к примеру, у ВТБ24 сейчас 10 миллионов клиентов, а банкоматов в объединенной сети ВТБ24, Банка Москвы и Транскредитбанка всего 10 тысяч.

    Но, тем не менее, у дистанционных услуг есть будущее, так как идет техническая эволюция, и количество людей, имеющих различные электронные устройства и умеющих ими пользоваться, постоянно растет.


    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

    Loading...