Два часа неоправданных ожиданий

0
8

1 сентября в Ростове прошла премьера шестого по счету фильма, снятого по мотивам романа Шарлотты Бронте «Джейн Эйр». На выходе из кинотеатра то и дело слышалось: «Предыдущую версию ведь итальянец снял, а тут США, сразу, надо было понять, что в три раза хуже будет». Без промахов и правда, не обошлось, но есть и свои плюсы.

Я не так давно познакомилась с самым известным романом Шарлотты Бронте, но, увидев трэйлер, решила непременно перечитать его снова. И если в первый раз мне, человеку с заурядной фантазией, представить себе маленькую (казалось, на протяжении всего романа она оставалась совсем девочкой), тихую, но настойчивую мисс Эйр было трудно, то теперь, перед глазами то и дело вставал образ Мии Васиковской.

На протяжении всего романа повествование идет от первого лица и, созданный автором образ большой скромницы, не позволяет главной героине рассказать о своей собственной внешности. А здесь начинает казаться, будто Миа не просто актриса, подобранная на роль главной героини. Кажется, это и есть та самая Джейн.

Нельзя не отметить антуража, созданного в фильме. Грозы, бесконечный ветер, приводящий в движение все вокруг и провоцирующий скрип деревянных балок в Торнфильдхолле, ни на минуту не дают забывать о бурях, происходящих в жизни героини. А свет разграничивает минуты счастья и горечи, что делает картину более красочной.

Но это, кажется, все плюсы.

Не могу сказать точно, восторг от романа или долгие месяцы ожидания премьеры вызвали во мне подобную реакцию, но не раз во время просмотра я ловила себя на мысли о том, что режиссер взял и скомкал эту трогательную историю. Джейн Эйр казалась мне здесь не сиротой, ищущей тепла, добра и личного счастья. Она больше напоминала девушку, с самого детства постоянно бегущую от чего-то.

Многие, важные, на мой взгляд моменты были просто вырезаны и так, достаточно важный диалог, приоткрывающий завесу тайны семьи Эйров, в ходе которого выясняется, что Сент Джонс кузен главной героини заменен объятием, после которого Джейн называет его своим братом. Но не это главное.

Главное, что в этой погоне за временными рамками режиссер уподобил две, казалось бы, похожие, но принципиально разные сцены из жизни Джейн Эйр. Предложения руки и сердца от любящего Эдварда Рочестера и брата-миссионера, одержимого своей идеей и готового на ее исполнение положить не только свою жизнь, но и жизнь своей новоиспеченной кузины, прозвучали так, будто главная героиня и ее хозяину нужна лишь для достижения какой-то цели.

В фильме не прозвучало того диалога, в котором объясняется холодность мистера Рочестера к гувернантке. Из-за этого, предложение, сделанное им, кажется решением, принятым спонтанно, там, в саду, за минуту до того, как оно было озвучено. И картина лишается не просто логики, эта непоследовательность разрушает важнейший эпизод одной из самых известных романтических историй в европейской литературе и мировом кино.

Итог: экранизация не оправдала ожиданий. Но сказать, что фильм не стоит просмотра нельзя: история Джейн Эйр все такой же поучительна, а любовь остается на почетном месте чувства, побеждающего принципы, страхи и стереотипы.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...