Когда неделю назад я уезжала из хутора Ленина в Аксайском районе, где местные жители рассказывали о свалке строительного мусора, закопанной под землей, мы договорились, что будем держать связь. Организаторы той поездки, региональное отделение ОНФ, тогда пообещали хуторянам разобраться с ситуацией и найти виноватых. Казалось, что теперь дело должно получить ход.

Совершенно неожиданным стало приглашение Министерства природных ресурсов Ростовской области на рейд в тот же хутор по поводу той же свалки. Выяснилось, что ни местных жителей, которые начали бить тревогу по поводу свалки, ни представителей ОНФ, которые раскрутили эту историю, чиновники звать не стали. Это было подозрительно, но мне хотелось услышать версию Минприроды, поэтому на предложение поехать я согласилась. Все самое интересное началось тогда, когда я с командой коллег приехала на место, в хутор Ленина…

— 24 апреля 2015 года ко мне прибежали наши женщины, которые пасут коров на берегу Батая, начали кричать, что там разрыли траншею и закапывают мусор. Я сразу же туда поехал, там и трактор был, и грузовики с мусором. Номера — волгоградские. Они нам потом рассказали, что работали по договору с «Пятерочкой», которая тут неподалеку строилась, — рассказал житель хутора Ленина Петр Пряхин.

 

В хуторе сразу создалась крепкая инициативная группа, которая пыталась жаловаться и местным властям, и депутатам, и участковому, но все было без толку. Они ездили даже в администрацию президента, в которой добиться справедливости тоже не удалось.

— Услышьте нас! Уберите мусор! — просили активисты, но их, видимо, никто не слышал.

Жалобы жителей хутора были мне понятны. Еще неделю назад во время проверки ОНФ на том же месте я сама видела огромное количество стройматериалов, закопанных в землю. Интересно было послушать и версию представителей местной администрации. Еще одним любопытным фактом в этой истории стало то, что глава поселения, которая была у власти в момент создания свалки, ушла с должности, и теперь ее обязанности исполняет сотрудник администрации Марина Пидько, которая совершенно точно не имела отношения к происходящему.

— Маринка тут недавно, она ни в чем, конечно, не виновата, а они попытаются все на нее повесить, — защищали хуторяне и.о. главы.

Было видно, что все, что она говорила на камеру, она буквально выжимает из себя. Текст слушался как заранее написанный и не слишком хорошо заученный. Если вопросы журналистов выходили за рамки заранее спланированного сценария, и.о. главы явно терялась.

— На данном месте в апреле 2015 года были свалочные очаги. В мае нам пришло предписание из Минприроды убрать их. Администрация дала клич по предприятиям, одно из них откликнулось, и на трех КамАЗах вывезло мусор. У нас 110 мусорных баков на территории, смысл идти людям сюда? Здесь недалеко строился «Ростов-Логистик». У них есть договор с утилизирующей компанией. Здесь раньше уже были представители Минприроды и ничего не нашли. Мусор сюда никто не завозил. Люди сами сюда годами носили бытовой мусор, — монотонным голосом, не смотря в камеры, говорила Марина Пидько.

Слова чиновников поселковой администрации были понятны, что еще они могли сказать? Большим удивлением стало то, что среди местных жителей неожиданно появились защитники властей, которых во время прошлой проверки на берегу реки не было.

— Никакого мусора тут никогда не было. Сюда возили обычную землю, — с уверенностью заявляли журналистам несколько человек, которых привезли на своих машинах чиновники.

Странным образом действующими лицами фарса, который разыгрался в хуторе, стали и доблестные казаки. Возник атаман Анатолий Шаповалов: статный, с благородной сединой, грудь — в медалях, как полагается.

— Я с детства здесь живу и никогда мусора я здесь не видел. Люди, которые подняли весь этот шум, рвутся к власти. Они могли и мусор сами закопать, чтобы потом его специально выкопать. Да, вы знаете, что Пряхин хочет стать главой поселения? — возмущался атаман.

Спорили хуторяне и администрация и по поводу речки.

— По документам, которые у нас имеются, это вовсе не река, а обычный сливной канал. Он пересыхает каждое лето, тут коровы по нему ходят, — говорили чиновники в один голос.

— Да мы тут рыбу каждое лето ловим! Это самая настоящая река. Не верите — давайте сядем в машину и поедем, посмотрим, куда она впадает, — отвечали им жители.

На берегу то ли реки, то ли сливного канала действие начало развиваться еще активнее. Там нас уже ждал новенький экскаватор, который, видимо, и должен был доказать проверяющим, что мусора на берегу нет и никогда не было. При этом те фотографии и видеозаписи, которые мы с коллегами сделали неделю назад, доверия у проверяющих не вызывали. Поэтому было решено копать снова.

Жители хутора Ленина вполне конкретно указали, где именно необходимо разрыть землю, чтобы увидеть мусор.

— Вот тут копайте, после прошлого раза видно, что земля перекопана. Тут сразу мусор полезет, — говорили местные жители, указывая на место в двадцати метрах от того, на котором стоял экскаватор. Но ни чиновники, ни экскаваторщик их не слышали, и машина начала работать совершенно в другом месте.

— Не можем докричаться до экскаваторщика, — сетовали представители поселковой администрации, — Он нас не услышит!

Оказалось, что и видит он не слишком хорошо, потому что пока экскаватор работал, активисты окружили его и махали руками, привлекая к себе внимание.

После того как показательные ямы были вырыты, экскаватор развернулся и собрался уезжать.

— Куда он едет-то?! Вот вам и проверка, — стали возмущаться хуторяне. И если бы в этот момент журналисты не настояли на возвращении экскаватора, проверка была бы закончена.

— Догоните экскаватор, пусть вернется и раскопает там, где они показали, пусть докажут, что тут что-то есть, — не слишком радостно дала указание Марина Пидько.

Но экскаваторщик снова не смог справиться с поставленной задачей. Он не доехал до указанного местными жителями места пары метров, остановился и принялся копать. Хотя можно предположить, что задачу свою он знал отлично и следовал ей.

Вдруг экскаватор за что-то зацепился. Из земли показался первый мусор: кусок стекловаты и банка из-под краски. Как только мусор был найден, в кабине экскаватора зазвонил телефон, водитель быстро поговорил с кем-то и экскаватор заглох.

— Все, я сломался. Деталей запасных у меня нет. Надо ехать на базу, — отрапортовал экскаваторщик из кабины. Для пущей убедительности вылез из машины, обошел экскаватор и даже показательно поднял капот и деловито осмотрел содержимое.

— Предлагаю завершить проверку и составить протокол мероприятия, — предложила инспектор из Минприроды. — Мы выехали на место, выкопали ямы там, где якобы находился мусор, но мусора я лично здесь не увидела.

Здесь единым фронтом решили действовать журналисты и местные активисты. Все же хотелось докопаться до правды и доказать в первую очередь самим себе, что неделю назад мы не стали жертвами коллективной галлюцинации и мусор здесь действительно есть. Было решено ждать, пока починят экскаватор.

Стоит ли говорить о том, что наше ожидание посреди поля под холодным февральским ветром ни к чему не привело? Вместе с нами починки экскаватора смиренно ждали и чиновники. И только экскаваторщик не ждал ничего, потому что уехал за деталями и пропал.

Как всегда бывает в таких ситуациях, помог случай. Точнее — герой. На краю поля появилась легковушка, из которой вышел представительный мужчина в белых кроссовках. Это бросалось в глаза, потому что после нескольких часов в грязи, никто из нас чистой обувью похвастаться уже не мог.

— Я Сергей Шаров, активист и предприниматель, — представился герой. — Я с этими бандитами воюю с апреля месяца: и КамАЗы останавливал, и в администрацию жаловался, а им все равно!

Сергей Шаров, кстати, был достаточно известен в Ростовской области в то время, когда к нам хлынула волна украинских беженцев. В прошлом году он приютил у себя 80 человек и содержал их несколько месяцев за свой счет. В этот раз предприниматель-активист тоже оказался как раз кстати.

— У меня есть трактор, его, правда, надо заправить, но могу его дать, чтоб прямо сейчас мусор откопали, — предложил Шаров.

— Да мы заправим сейчас! — откликнулись хуторяне. — За канистрой смотаемся, бак зальем и пригоним его.

Уже через час трактор Шарова прибыл на место и стал копать там, где было нужно. Буквально сразу ковш стал доставать из земли и полиэтиленовые мешки, и куски стекловаты, и железо, и пластик. Не выдержала видавшая виды техника только огромной бетонной плиты, зацепившись за которую, трактор сломался. Но главную свою задачу техника выполнила — мусор мы нашли.

Кстати, первого экскаваторщика, который поехал за запасными деталями, так и не было.

К тому моменту, когда мусор появился на поверхности, никто из представителей местной администрации не захотел на него смотреть. После продолжительных уговоров взглянуть на стройматериалы согласилась Марина Пидько. При этом она не забыла уточнить, что на момент захоронения, в апреле еще не была в должности, поэтому на ней нет никакой ответственности.

Долгожданную находку зафиксировала в своем акте инспектор Минприроды. Жителям хутора Ленина это дает надежду на то, что, возможно, им удастся докопаться до правды так, как они докопались до зарытого мусора.

Возвращаясь из хутора Ленина я позвонила представителям ОНФ, с которыми мы ездили на свалку неделю назад.

— Власти удивительным образом реагируют на обращение жителей! Вместо создания условий для недопущения экологических правонарушений — незаконных свалок отходов, нарушений условий природопользования и пресечения длящихся нарушений — создают медийно-постановочную видимость отсутствия незаконного захоронения возле реки Мокрый Батай. Действительно, если копать в другом месте, то захоронение можно и не найти, — возмущался сопредседатель регионального отделения ОНФ в Ростовской области Михаил Попов.

В общей сложности поездка, которая должна была длиться не больше полутора часов, заняла у меня весь день. Но в итоге цель ее для меня лично была достигнута. В Минприроды наконец увидели своими глазами мусор, захороненный на берегу реки, сведения занесли в протокол, который я и моя коллега из другого ростовского издания подписали.

Конечно, было бы наивно предполагать, что сразу же найдутся и исполнители, и заказчики захоронения строительного мусора в хуторе Ленина. Но тот факт, что расследование чиновникам все же придется провести, уже радует. Материалы, собранные на выезде, пообещали передать в природоохранную прокуратуру.

— Вы только не забывайте про нас, пишите, нас же никто не слышит, — сказали напоследок жители хутора.


Было интересно? Хотите быть в курсе самых интересных событий в Ростове-на-Дону? Подписывайтесь на наши страницы в Facebook, Instagram и ВКонтакте и канал в ЯндексДзен и Telegram.

Вы можете сообщить нам свои новости или прислать фотографии и видео событий, очевидцами которых стали, на электронную почту.