Фото: firestock.ru

25 мая  Международный день пропавших детей (International Missing Children Day). В 2018 году в Ростовской области поисковой отряд «Лиза Алерт Юг» принял 48 заявок на поиск несовершеннолетних. Из них было найдено живыми 47 подростков, один ребенок погиб. «Городской репортер» поговорил с добровольцами отряда и выяснил, почему они начали заниматься поиском пропавших, какие случаи им запомнились больше всего и как они справляются со стрессом.

«Причин для пропажи детей  масса, даже если говорить только о городской среде, рассказывает региональный координатор Лиза Алерт Юг Максим Максименко Родители не уследили, наличие диагнозов у детей, их малый возраст, не позволяющий ориентироваться, несчастные случаи, криминал».

По его словам, если это не криминал, то найти ребенка живым наиболее вероятно в течение первых суток после исчезновения. Но нередко счет идет на часы.

Сейчас на постоянной основе в «Лиза Алерт Юг» работают около 30 добровольцев. Антон Тетерин попал в отряд в 2012 году во время резонансного поиска 9-ти летней Маши Ивановой (имя изменено  прим. ред.). Девочка пропала, возвращаясь домой из школы. Она позвонила в домофон, сообщила, что поднимается, и исчезла. Позже выяснилось, что похититель поймал школьницу у лифта и, угрожая ножом, затащил к себе в машину. Мужчина надеялся получить за ребенка выкуп.

«Я сидел дома, листал ленту социальной сети, и тут всплыла яркая красная ориентировка: Пропал ребенок. Нужны люди для поиска,  говорит Антон Тетерин.  Созвонился по указанному номеру, на другом конце был Макс Максименко. Он мне объяснил, где находится штаб, на следующий день я помчался после работы прямиком туда. Людей было очень много». Доброволец вспоминает, как приехал на первый поиск «в голубых джинсах, розовой кофточке и бежевых кожаных туфлях», как прочесывал ночью лесной массив на ул. Орской в районе ТЦ «Меркурий», как закрывал метр за метром, держа шеренгу.

«На следующий день работа не лезла в голову,  продолжает Антон Тетерин.  Во время обеда я вышел в курилку, вдруг звонок от Саши Корсунова (доброволец Лиза Алерт Юг  прим. ред.): Нашлась!. И ревем оба в трубку. Здоровые мужики, счастье переполняло! Тогда-то я и понял, что это мое». Школьницу Машу Иванову нашли на девятый день поисков.

Фото: «Лиза Алерт Юг»

Многие добровольцы «Лиза Алерт Юг» вспоминают случай с пропажей младенца в центре Ростова как один из самых запоминающихся. Он произошел в октябре 2017 года. 26-летняя женщина родила ребенка вне медицинского учреждения. Через несколько часов младенца забрал биологический отец и скрылся. Той ночью добровольцы вместе с полицией прочесали весь центр Ростова.

«Было пройдено много километров. Это были несколько нервных часов поиска, так как все понимали, что каждая минута дорога и для этого малыша может быть последней»,  рассказывает доброволец Алексей Ткаченко.

Отряд получил следующие ориентировки: младенец закутан в красно-белое одеяло. Его унес мужчина ростом примерно 160 см, который одет в темную куртку, на голове  темная шапка. Прислушиваться добровольцы должны были к детскому плачу. «Во время поиска мы познакомились с местными бомжами, которые, как только узнали, что мы тут ночью делаем, подорвались и пошли с нами,  припоминает Антон Тетерин.  Показывали нам местные закоулки, лезли вперед нас в заброшенные здания, мотивируя это тем, что там же бомжи, вдруг что».

Это тоже счастливая история, младенца нашли добровольцы Артур Поляков и Максим Максименко через четыре часа поисков. «И вот прозвучало по рации любимое каждому из нас: Стоп всем лисам (лиса  позывной пешей поисковой группы.  прим ред.). Найден, жив. Возвращаемся в штаб,  говорит Алексей Ткаченко.  А в штабе видишь это маленькое чудо, совсем крошку. Найден, живой и под защитой». Антон Тетерин вспоминает, как тогда в штабе все обнимались, плакали и тут же смеялись.

Фото: «Лиза Алерт Юг»

Однако не всегда поиск пропавших людей заканчивается благополучно. Для добровольца Юлии Земляковой самым запоминающимся стал розыск 16-летнего Даниила Булавко. Мальчик пропал 11 июля 2014 года. Тогда Даниил ушел из дома устраиваться на работу, но так и не вернулся. Он был убит. «Я была инфоргом  на связи с мамой Дани, принимала от нее заявку на поиск», — рассказывает Юлия Землякова.  Для меня этот поиск показателен и страшен тем, что, даже научив своего ребенка всем правилам безопасности, нет гарантии на спасение».

По словам добровольца, рано или поздно выгорание неизбежно. Если первое время всем хочется быть героями и «сворачивать горы», то потом приходит переосмысление. «В целом, я поняла, что помощь в поисках  это, действительно, то, чем я всегда хотела заниматься и что я всегда искала для себя. Но розыск приносит пользу, если делать его честно, а не через силу или ради признания. Тогда и выгорание не будет быстрым»,  отмечает Юлия Землякова. Алексей Ткаченко прибавляет, что главное для поисковиков  это четкое понимание, что ты можешь помочь. И заключает: «Когда слышишь заветные „найден, жив, от которых закипает кровь, понимаешь, что все не зря».


Было интересно? Хотите быть в курсе самых интересных событий в Ростове-на-Дону? Подписывайтесь на наши страницы в Facebook, Instagram и ВКонтакте и канал в ЯндексДзен и Telegram.

Вы можете сообщить нам свои новости или прислать фотографии и видео событий, очевидцами которых стали, на электронную почту.



Новости smi2.ru

Новости партнеров