Бывший совладелец «Донинвест» Александр Григорьев останется под стражей до ноября

На днях суд постановил оставить экс-банкира под стражей до 16 ноября 2017 года

//Фото с сайта crediti-bez-problem.ru

Мосгорсуд постановил продлить срок содержания под стражей Александра Григорьева, совладельца ростовского банка «Донинвест», до 2 лет и 16 суток: следственные органы, судя по всему, никак не могут завершить расследование этого уголовного дела, возбужденного еще в октябре 2015-го.

Это странно, учитывая, что над делом трудится беспрецедентно большая, в сравнении со многими аналогичными делами, следственная группа — десятки человек, цель которых оправдать сам факт возбуждения уголовного дела по статье «Мошенничество» в отношении Григорьева и составить соответствующее обвинительное заключение.

Расследование по делу «Донинвест», напомним, началось почти два года назад, когда в Ростове-на-Дону сотрудниками ГУЭБиПК МВД были задержаны, а впоследствии, по решению суда арестованы экс-председатель правления банка Алла Калитванская и ее зам Светлана Гуленкова. Тогда же в Москве состоялось задержание и арест совладельца банка Александра Григорьева.

По версии следствия, совладелец банков «Западный», «Донинвест» и «Русский земельный банк» Григорьев похитил из кредитных учреждений два миллиарда рублей. И здесь — еще одна непонятная вещь: само задержание банкира проводилось с большим ажиотажем, под сенсационной вывеской разгрома «банды обнальщиков», которые вывели из РФ за рубеж фантастические $50 млрд, как это преподносилось в СМИ со стороны МВД — однако с тех пор об этом официально никто даже не упоминает. Обвинение предъявлено только по эпизодам хищения денежных средств в банках «Донинвест» и «Западный».

КБ «Донивест» был образован в конце 1991 года и через некоторое время стал уполномоченным банком администраций Ростова-на-Дону и Ростовской области. В ноябре 2012 года основной бенефициар банка и группы «Донинвест» Михаил Парамонов поменял его структуру собственности и вышел из состава акционеров, одновременно владельцами банка стали несколько его доверенных лиц.

Предположительно, банк сильно усложнил в тот момент структуру собственности и ввел новых акционеров с целью защиты активов Михаила Парамонова от кредиторов, предпринимавших попытки получить долги с головного предприятия «Донинвеста» — «ТагАЗа».

Весной 2014-го банк был продан группе инвесторов в число которых входил экс-продюсер группы «Ласковый май» Андрей Разинын, купившим более трех процентов акций банка. В это время банк уже сотрясали многочисленные проверки со стороны ЦБ РФ, требовавшего устранить выявленные нарушения. А летом того же года, по рекомендации доверенных лиц, банк приобрел Алесандр Григорьев: его убедили, что при грамотном менеджменте начавшую тонуть финансовую структуру можно реанимировать (как-никак на тот момент банк занимал 7-е место в регионе по капиталу и 4-е — по активам) и сделать прибыльной. Случилось это, как рассказывают защитники банкира, после личной встречи Григорьева и Парамонова во Франции, где между ними было подписано соглашение. На самом деле Григорьев фактически попался на удочку и купил уже разграбленный банк.

«Григорьев полностью оплатил уставный капитал „Донинвеста“, представляя в своем лице группу физических лиц, — говорит адвокат бизнесмена Сергей Логинов — На тот момент операции по привлечению вкладов (депозитов) от физлиц уже были приостановлены (по предписанию ГУ ЦБ РФ по ЮФО), банку нужен был инвестор, способный сделать финансовые „инъекции“. И Григорьев договорился с Парамоновым о моратории на вывод инвестированных им средств, а также о содействии им в погашении ранее просроченных платежей от структур, аффилированных к Парамонову».

В течение нескольких месяцев, прошедших с тех пор, как банк перешел под его контроль, бизнесмен вложил в него порядка 350 млн рублей, потом представил регулятору план оздоровления «Донинвеста», однако было уже поздно: ЦБ ужесточил требования. А вскоре и вовсе отозвал у банка лицензию, мотивировав это тем, что «руководство „Донинвеста“ проводило высокорискованную кредитную политику, связанную с размещением денежных средств в низкокачественные активы, банк не обеспечил своевременное исполнение обязательств перед кредиторами и вкладчиками».

И сейчас, судя по всему, следователи ломают голову над тем, как бы логично объяснить, каким образом новый собственник, управлявший структурой лишь полгода, мог стать причиной его краха и хищения денег у самого себя: причем, вложив в банк больше, чем, якобы, похитил.

Примечательно, между тем, что сам основатель «Донивеста» и бывший директор «ТагАЗа» Михаил Парамонов избежал уголовного преследования и после начала процедуры банкротства завода скрылся за границей. Представляется, что российским правоохранительным органам он не интересен.

Более того — несмотря на миллиардные претензии со стороны кредиторов в России (включая госбанки), Парамонов, кажется, вполне неплохо себя чувствует во Франции: там начались продажи автомобиля MPM Motors PS 160, бренд которого расшифровывается крайне скромно: Mikhail Paramonov Manufacturing. На самом же деле это бюджетный российский спорткар Tagaz Aquila, который должны были выпускать на «ТагАЗе» в 2013-м, но после того, как Парамонов уехал за рубеж, в Ростовской области проект свернули. Судя по удачному стартапу, за рубеж вместе с Парамоновым переехал не только проект, но и активы, позволяющие его реализовать.

»crosslinked«

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...